Николай Васильевич Меркурьев — Наши люди — Малиновое озеро

Николай Васильевич Меркурьев

Родители
«Моя мать, Мария Никаноровна,  была, как и большинство женщин того времени, очень работящей. Насколько я помню её, она то хлопотала у плиты, готовя для нашей многодетной семьи завтрак, обед или ужин; то штукатурила или белила стены и потолок дома, то обмазывала замазкой окна предстающей встречей  с суровой зимой. Ещё мать была очень хорошим печником, поэтому её часто приглашали класть печи жители нашего села. У неё была тяга к архитектуре с раннего детства. Она будучи маленькой строила из песка  и земли целые замки, о которых я слышал из уст бабушки.

Мы, все дети, очень помогали ей. Все обязанности были согласованы с моим отцом и распределены с учётом способностей и возраста каждого. Поэтому мы в детстве голода не испытывали и знали, что только трудолюбием человек может выжить в любых условия, какими бы они тяжёлыми не были; проложить себе правильную дорогу жизни.
 
Отец Василий Григорьевич был из казачьего рода. Его отец, мой дед Григорий, был казаком офицером.  Отец мой закончил 4 класса, трудовую деятельность начал  рано, с десяти лет. Сначала он работал лодником, работал с медными изделиями,потом стал специалистом по жестяным изделиям. В подростковом возрасте чинил посуду. Позже стал работать в геологических и топографических экспедициях. Войну прошёл от Москвы до Берлина. Был дважды ранен. После войны работал механиком по электростанции, а так же слесарем по металлу. Был очень сильным охотником, в последствии профессионалом, и очень часто брал меня , в подростковом возрасте в экспедиции, где я проводил лето с охотниками и геологами и запечатлел много историй, о которых тоже буду выпускать книгу».

Детство
Николай Меркурьев родился в 1950 году в селе Урджар Семипалатинской области, в многодетной семье, имеющей девять детей. Рос трудолюбивым ребёнком, сочетающим работу по хозяйству  с увлечением лёгкой атлетикой, стрельбой, рыбалкой, охотой. В отрочестве ходил с друзьями по домам старичков, откапывал их двери от снега, рубил им дрова и слушал рассказы о их жизни. В малолетнем возрасте проживал в Сибири и городе Кемерово.

Юность
После окончания школы переехал в город Джамбул. Трудовую деятельность начал слесарем. В 1968 году был призван в армию. Служил за границей. Из армии поступил в военное училище. Учился отлично, но закончить его не удалось. После перенесённой в госпитале хирургической операции был уволен в запас.

Молодость
Далее: институт (Джамбульский гидромилиаративно-строительный), университет (Марксизма-Ленинизма при Джамбульском Обкоме партии), работа (преимущественно конструктором) .
Свободное время заполнял поэзией и прозой. На своём жизненном пути  Николай Меркурьев встретилзамечательную девушку, котораявпоследствии стала его женой  ихорошим вдохновителем в писательском творчестве.

Современник
Меркурьев Николай Васильевич – писатель. Прошёл процедуру признания в Московской книжной палате.
 С 1997 года проживает в Алтайском крае, рабочем посёлке Малиновое Озеро.
Основу его творчества составляют произведения для детей и юношества, много стихотворений и рассказов посвящено алтайскому краю и посёлку Малиновое Озеро. Пишет с детских лет, но именно здесь, на Алтае, вышло в свет его творчество. Сначала его стихи рассказы появились в периодической печати: краевая газета «РТВ — Алтай», районная газета Михайловского района «Сельская правда»

Сельская правда:
* В краевой газете «РТВ — Алтай»:
№ 20 от 15 мая 2003 г.: «…От редакции: Уважаемые читатели. Поэтический конкурс окончен, но в редакционной папке лежит много хороших стихов. Сегодня мы знакомим вас  новым стихотворением Н.В. Меркурьевым  из посёлка малиновое Озеро Михайловского района. … Не познакомить с ним читателей, мы не в силах. Стихотворение «Последствия»…» .
* В газете Михайловского района «Сельская правда»:
№ 148 от 23 декабря 2003 года: «Статья  «Обзор редакционной почты»… и уже традицией становиться завершать обзор поэзией Николая Васильевича Меркурьева приславшего недавно свои последние творения. Стихотворение «Заморозки»…»
№ 17 от 11 февраля 2006 г.:
«Пернатая проказница» — рассказ.
№ 27 от 7  марта 2006 г.: Стихи «Женский день».
№ 120 от 16 декабря 2008 г.: Поэтическая подборка
№ 117 от 9 декабря 2008 г.: «Осень Алтая » — стихотворение»
№ 2 от 6 января 2007 г.: «Отрывок из документальной повести (напечатан в сокращении )  Есенинский мотив».

№ 142 от 9 декабря 2006 г.: статья Н.В. Меркурьева
«От автора. Кто из нас не любит осень? По-моему, она прекрасна для всех. Только жаль, что и её позолоченной пышности свойственна пора увядания, пора сброса с себя повзрослевшими деревьями и кустарниками последнего доведённого до блеклости, поздне-осеннего наряда. … И с нетерпением ожидаем мы настоящего снега».
У Николая Васильевича выпущено 2 книги. По книге «Отверженный перстень» ведутся переговоры о снятии кинофильма. В данный момент находятся в печати и готовятся к выпуску в 2012 году – ещё 4. Две из них, рассказы и стихи. Сотрудничает с художником нашего посёлка, руководителем изостудии «Вдохновение» Г.И. Тетёркиной. Работает с издательствами г. Барнаула, г. Воронежа, Г. Санкт-Петербурга.


В настоящее время поэт ведёт активный образ жизни. Николай Васильевич не только пишет книги, но и посещает клуб «Лада» при поселковой библиотеке. Организует творческие встречи со студентами, школьниками, свободной аудиторией. Был на родине М.А Шолохова (г. Богучар) и С.А. Есенина (г. Константинов).

происхождение сёл — Михайловский район — Каталог статей —

Главная » Статьи » Михайловский район » происхождение сёл В категории материалов: 9
Показано материалов: 1-9 Страницы: село Неводное происхождение и история жизни села Неводное происхождение сёл | Просмотров: 1896 | Author: Л. А. Шенкель | Добавил: Админ | Дата: 12.05.2012 | Комментарии (4)
Страницы истории с. Ащегуль о зарождении и становлении села Ащегуль, его история . происхождение сёл | Просмотров: 2385 | Author: Куликова И. А. | Добавил: Админ | Дата: 10.05.2012 | Комментарии (0)
Бастан, село родное Описание местоположения села, откуда произошло название села Бастан, его язык, становление Советской власти, организация коммуны, артелей, колхозов, а также жизнь села в годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы происхождение сёл | Просмотров: 3713 | Author: Крысанова Г. И. | Добавил: Админ | Дата: 08.05.2012 | Комментарии (1)
Из истории с. Назаровка пути становления села, откуда пошло его название, первые поселенцы его, про единственную мечеть в районе, кто осваивал целину и многое другое, все в этом очерке происхождение сёл | Просмотров: 2329 | Author: Убраев М. А. | Добавил: Админ | Дата: 08.05.2012 | Комментарии (0)
Из истории села Полуямки Этот очерк про то, как зачиналось село, истоки его названия, кто был его первыми жителями и о другом историческом прошлом села Полуямки происхождение сёл | Просмотров: 2958 | Author: Шкляр С. В. | Добавил: Админ | Дата: 07.05.2012 | Комментарии (0)
Из истории села Николаевки рассказ о том, как становилось село Николаевка происхождение сёл | Просмотров: 3215 | Author: Соснова И. Г. | Добавил: Админ | Дата: 07.05.2012 | Комментарии (0)
история села Ракиты как зарождалось село, его развитие до сегодняшнего дня происхождение сёл | Просмотров: 4450 | Author: Д. И. Тулинский | Добавил: Админ | Дата: 07.05.2012 | Комментарии (4)
Краткий очерк истории с. Михайловское О происхождении с. Михайловское происхождение сёл | Просмотров: 2963 | Author: Д. А. Дураченко | Добавил: Админ | Дата: 06.05.2012 | Комментарии (0)
История возникновения поселка Малиновое Озеро Е.И. Смирнова

Поселок Малиновое Озеро.
Историческая летопись завода
1930-1980гг. происхождение сёл | Просмотров: 2409 | Author: Е.И. Смирнова | Добавил: Админ | Дата: 05.05.2012 | Комментарии (0)

К истории населенных пунктов Михайловского района Алтайского края. — Михайловский район в XVIII-XX вв — Михайловский район — Каталог статей —

Главная » Статьи » Михайловский район » Михайловский район в XVIII-XX вв К истории населенных пунктов Михайловского района Алтайского края. Ю. С. Булыгин

К истории населенных пунктов Михайловского района Алтайского края.

Михайловский район расположен в юго-западной части Алтайского края на Кулундинской равнине. Его территория вошла в состав Российского государства в первой четверти XVIII столетия. Однако освоение этой земли русским населением началось далеко не сразу. Длительное время Кулундинская степная равнина оставалась зоной отхожих промыслов: охоты, рыболовства, соляного промысла, а в ранний период – бугрования (поиска ценных предметов в древних захоронениях). Заходили сюда и кочевые казахи. Первые русские оседлые населенные пункты возникают на территории нынешнего Михайловского района только во второй половине XIX века. Это было обусловлено открытием Алтайского округа для массового вселения крестьян из разных мест Российской империи, главным образом из ее европейской части, после крестьянской реформы 1861 года. 30 июля 1865 года император Александр II подписал закон, утверждавший положение Комитета министров «О водворении в Алтайском округе государственных крестьян». Это положение открывало Алтайский округ для переселения извне. Переселенцы могли селиться в старожильческих селах и деревнях при условии получения приемного приговора от их жителей, а также «на свободных землях, ни к рудникам и заводам, ни к крестьянским селениям не относящихся». Положение позволяло также узаконить оседание на Алтае крестьян, поселившихся ранее, с 1860 года. Массовый приток переселенцев захватил всю территорию Сибири. Однако наиболее привлекательной для них из-за благоприятных почвенно-климатических условий, а также из-за возможности отхожих заработков при горно-металлургических предприятиях стала территория Алтайского округа. С 1860 по 1899 год в Сибирь из европейской части Российской империи прибыли 1 588 511 переселенцев, в том числе на территорию Алтайского округа – 983 571, или 61,9 процента всего переселенческого притока. Зоной активного заселения переселенцами сала Кулундинская степь. Старейшим населенным пунктом Михайловского района является село Николаевка, возникшее еще до крестьянской реформы 1861 года и освобождения алтайских крестьян от приписки к заводам. Первые жители (около 70 ревизских душ) пришли на это место из Нижне-Кулундинской, Кулундинской и Чумышской волостей в 1858 году и завели деревню Николаевскую. Дальнейший рост этого населенного пункта поисходил за счет переселенцев извне. В составленном в 1896 году «Описании заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе Томской губернии» время образования села Николаевского отнесено к 1880 году. Очевидно именно тогда вселились сюда внешние переселенцы. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» названа деревня Николаевская Покровской волости Барнаульского округа, в ней 41 двор и 218 жителей, в том числе 119 мужского и 99 женского пола. По сведениям на 1894 год в деревне Николаевской было в 51 дворе 256 жителей, в том числе 136 мужского и 120 женского пола. Деревня располагалась Кулундинской степи на расстоянии 70 верст от центра Покровской волости села Волчихи. С образованием Михайловской волости в начале XX века село Николаевское вошло в состав этой административной единицы. В «Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год» названо село Николаесвское Михайловской волости Барнаульского уезда, расположенное у озера без названия близ Северного бора в 25 верстах от волостного центра села Михайловского. В Николаевском насчитывалось в то время 412 дворов и 1866 жителей, в том числе 931 мужского и 935 женского пола. В селе имелись: церковь, хлебозапасный магазин, мануфактурная лавка, два маслодельных завода, земская станция. В перепись 1926 года в селе Николаевка Михайловского района было учтено в 415 дворах 2053 жителя, в том числе 995 мужского и 1058 женского пола. Обозначено второе название села – Тумсук-Кала. Названо также озеро Белое, которое в прежних списках давалось без названия. В селе имелись сельский совет, торговая лавка, маслозавод, школа для малограмотных и неграмотных взрослых, библиотека, изба-читальня. В перепись 1939 года сео Николаевка, входившее в состав Ключевского района, насчитывало 1806 жителей. В следующую перепись 1959 года село Николаевка учтено в составе 1488 жителей. В последующие годы число жителей изменялось незначительно. На 1 января 1994 года в селе Николаевка было 1460 жителей.
В 1878 году семь семей крестьян-переселенцев из Пермской губернии поселились на Кулундинской равнине у озера Марзагуль. В «Хозяйственно-статистических описаний крестьянских волостей Алтайского округа», составленном Н. А. Вагановым, А. А. Вагановым и А. П.. Ухтомским по состоянию на 1882 год, названа в составе Касмалинской волости «деревня у озера Мерзакуль», состоявшая из 42 дворов. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» показана деревня Марзагуль Покровской волости, в которой в то время было уже 205 дворов и 1406 жителей, в том числе 687 мужского и 719 женского пола. В «Описании заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе Томской губернии», изданном в Барнауле в 1896 году, названа деревня Марзакуль Покровской волости Барнаульского округа, располагавшаяся при озере и колодцах в 45 верстах от волостного центра села Волчихинское, образованная в 1879 году. Расхождение в датировке в двух источниках на один год вполне объяснимо. В 1878 году появились у озера Марзагуль первые поселенцы, а с притоком новых жителей образование населенного пункта было признано официально. Деревня росла очень быстро. По данным 1894 года в ней насчитывалось уже 311 хозяйств и 1666 жителей, в том числе 836 мужского и 830 женского пола. В начале XX века этот населенный пункт становится селом и получает новое название. В «Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год» записано село Михайловское – центр Михайловской волости Барнаульского уезда, расположенное у озера Марзагуль. В нем было тогда 720 дворов и 2975 жителей, в том числе 1503 мужского и 1472 женского пола. В селе имелись: церковь, волостное правление, церковно-приходская школа, три мануфактурных лавки, одна мелочная лавка, паровая мельница, земская станция, проводилось в год по три ярмарки. В перепись 1926 года в селе Михайловском Михайловского района Славгородского округа было учтено в 831 дворе 3942 жителя, в том числе 1379 мужского и 2063 женского пола. В селе находились: райисполком, сельский совет, торговая лавка, семь школ, почтово-телеграфная контора, библиотека, изба-читальня, районная больница, ветеринарная лечебница, кредитное товарищество. В перепись 1939 года село Михайловское находилось в составе Ключевского района. Тогда в нем было учтено 3093 жителя. В 1941 году Михайловский район был восстановлен и село Михайловское стало его административным центром. В составе этого района оно учитывалось в последующие переписи 1959, 1970, 1979, 1989 годов. На 1 января 1994 года в селе Михайловском насчитывалось 11179 жителей.
В 1880 году в Кулундинской степи у озера Неводного близ Северного бора была заведена переселенцами деревня Неводная. По данным 1882 года она относилась к Нижне-Кулундинской волости и было в ней в то время всего 8 дворов. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» названа деревня Неводная Покровской волости Барнаульского округа и в ней 375 жителей, в том числе 185 мужского и 190 женского пола. В 1911 году в деревне Неводной Михайловского района Барнаульского уезда насчитывалось в 215 дворах 1047 жителей, в том числе 533 мужского и 514 женского пола. В деревне имелись три торговые лавки и общественный хлебозапасный магазин. В перепись 1926 года в деревне Неводной Михайловского района Славгородского округа, расположенной у озер Неводного и Фомино, было учтено в 2478 дворах 1284 жителя, в том числе 639 мужского и 645 женского пола. В деревне находились сельский совет, общеобразовательная школа и школа для малограмотных, маслозавод. В перепись 1939 года село Неводное учитывалось в составе Ключевского района, а с 1941 года входило в состав Михайловского района, где и учитывалось переписями 1959, 1970, 1979 и 1980 годов. На 1 января 1994 года в селе Неводном, расположенном в 50 километрах от районного центра, оставалось 425 жителей.
В конце 70-х или в первой половине 80-х годов XIX века семь семей латышей и эстонцев – потомков ссыльнопоселенцев, живших в Тобольской губернии, переселились в Алтайский округ и осели в Кулундинской степи у урочища Полуямки. Они явились первыми жителями существующего и ныне в северной части Михайловского района села Полуямки. В 1886 году пять семей крестьян из Ялуторовского округа Тобольской губернии, прибыв на территорию Алтайского округа, зазимовали в деревне Марзаккульской (будущем селе Михайловском) и здесь узнали об удобном для поселения месте в урочище Полуямки, где жили пять семей латышей, и решили к ним подселиться. В том же 1886 году появились на Алтае 12 семей крестьян из Челябинского уезда и зазимовали у реки Обь в селе Камень (нынешний город Камень-на-Оби). Вскоре они обратились с просьбой о разрешении поселиться в деревне Полуямки и поселились в ней весной 1887 года. После этого деревня была признана официально. В «Описании заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе» 1888 год назван годом образования деревни при урочище Полуямки. В 1890 году 30 семей крестьян из Курской губернии прибыли на Алтай. Из них 22 семьи вернулись обратно, а восемь семей осели в деревне Полуямки. В 1891 году в эту же деревню поселились 30 семей крестьян – украинцев из Черниговской губернии. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» назван заселок Полуямок у урочища Полуямок в Покровской волости, в нем 157 дворов и 985 жителей, в том числе 495 мужского и 490 женского пола. По данным 1894 года в поселке Полуямок было 142 хозяйства и 908 жителей, в том числе 494 мужского и 414 женского пола. В «Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год» деревня Полуямок названа в составе Михайловской волости. Тогда в ней насчитывалось 600 дворов и 2611 жителей, в том числе 1355 мужского и 1256 женского пола. В деревне имелись: церковь, школа, две торговых лавки, общественный хлебозапасный магазин. Названо озеро Баскаим, к которого располагалась деревня. Наибольшее число жителей в этом населенном пункте зафиксировала перепись 1926 года. Тогда в селе Полуямки было учтено в 660 дворах 3564 жителя, в том числе 1738 мужского и 1826 женского пола. В селе были: сельский совет, общеобразовательная школа и школ малограмотных, библиотека, больница, маслозавод кредитного товарищества. В последующие годы население села сокращалось в перепись 1939 года в селе Полуямки Ключевского района было учтено только 1839 жителей. В переписи 1959, 1970, 1979 и 1989 годов село Полуямки учитывалось в составе Михайловского района. На 1 января 1994 года в этом селе жили 1220 человек.
В «Описании заселенных и незаселенных участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе» назван поселок Ащегуль в Покровской волости, располагавшийся в 50 верстах от волостного центра села Волчихинского и указана дата его образования – 1888 год. В «Материалах по исследованию мест водворения переселенцев в Алтайском округе» возникновение этого населенного пункта отнесено к 1889 году. Обстоятельства заселения изложены следующим образом. Семь семей эстонцев и латышей – потомков ссыльно-поселенцев из Тобольской губернии жили сначала в поселке Полуямки. В 1889 году они задумали уйти от поселившихся из поселка Тютон Кыстов (ныне село Покровка Ключевского района). Новые поселенцы были членами секты, возникшей в Тамбовской губернии а 60-х годах XVIII века, и позднее из-за преследований правительства и официальной православной церкви выехавшие в разные места Российской империи, в том числе и в Сибирь. В 1891 году в заселок Ащегуль вселились девять крестьянских семей из Воронежской губернии, а позднее переселенцы из Полтавской губернии. По данным на 1894 год в Ащегуле было 60 хозяйств и в них 375 жителей, в том числе 213 мужского и 162 женского пола. В их число входили девять семей эстонцев и латышей, 15 семей молокан, а большинство составляли «малороссы из Полтавской и Воронежской губерний». Несколько иное число жителей в этом населенном пункте названо в «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год». В нем в заселке Ащегуль Покровской волости показано в 71 дворе 470 жителей, в том числе 242 мужского и 228 женского пола. В 1911 году в деревне Ащегуль Михайловской волости Барнаульского уезда, расположенной у озера Ащегуль в 50 верстах от села Михайловскго, было 31 двор и 1595 жителей, в том числе 892 мужского и 703 женского пола. В деревне имелись: школа, четыре мелочных торговых лавки и хлебозапасный магазин. В перепись 1926 года в деревне Ащегуль Михайловского района Славгородского округа было учтено в 364 дворах 2107 жителей, в том числе 1013 мужского и 1094 женского пола. В деревне находились сельский совет, общеобразовательная школа и школа для малограмотных, торговая лавка и маслодельный завод. В перепись 1939 года село Ащегуль учитывалось в составе Ключевского района. В нем тогда было учтено 775 жителей. В последующие переписи село учитвалось в составе восстановленного в 1941 году Михайловского района. На 1 января 1994 года в селе Ащегуль жили 733 жителя.
В «Описании заселенных и незаселенных участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе», назван заселок Баштан в Кулундинской степи у Северного бора и указана дата его образования – 1890 год. Из данных в 1899 году «Материалов по исследованию мест водворения переселенцев в Алтайском округе» узнаем, что в 1890 году участок в урочище Баштан облюбовали ходоки от крестьян из Курской губернии. В 1891 году курские переселенцы, пославшие этих ходоков, прибыли на избранное их посланцами место и завели заселок Баштан в пределах Покровской волости, в 40 верстах от волостного центра села Волчихинского. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» назван заселок Бастан Покровской волости Барнаульского округа. В нем было 105 дворов и 565 жителей, в том числе 311 мужского и 254 женского пола. К 1911 году число жителей в этом населенном пункте увеличилось почти в три раза. В «Списке населнных мест Томской губернии на 1911 год» в деревне Бастан Михайловской волости Барнаульского уезда, расположенной в 20 верстах от волостного центра села Михайловского, было дворов 368 и 1486 жителей, в том числе 786 мужского и 700 женского пола. В деревне имелись: школа, четыре торговых лавки, казенная винная лавка, хлебозапасный магазин, паровая мельница и два маслодельных завода. В перепись 1926 года в деревне Бастан Михайловского района Славгородского округа было учтено 338 дворов и 1928 жителей, в том числе 922 мужского и 1006 женского пола. В деревне находились: сельский совет, общеобразовательная школа и школа для малограмотных, маслодельный завод. В перепись 1939 года село Бастан учитывалось в составе Ключевского района. Тогда в нем было учтено 1058 жителей. В последующие переписи этот населенный пункт учитывался в составе восстановленного Михайловского района. На 1 января 1994 года в селе Бастан насчитывалось 1404 жителя.
С 1890 года после осмотра ходоками стал заселяться переселенческий участок в урочище Ракиты в Покровской волости, расположенный к юго-западу от волостного центра села Волчихинского на расстоянии 35 верст. В 1892 году образование на этом месте населенного пункта было признано официально. В «Списке населенных мест Томской губернии за 1893 год» назван заселок Ракиты Покровской волости Барнаульского округа и в нем 190 дворов, 1796 жителей, в том числе 876 мужского и 922 женского пола. Процесс закрепления переселенцев на этом месте был далеко не закончен. Из 302 хозяйств причисленными были только 10 и в них 65 жителей. 1823 жителя в 292 хозяйств оставались еще не причисленными. В начале XX века население Ракиты Михайловской волости Барнаульского уезда, расположенном «у Малогатского сбора» в 8 верстах к востоку от волостного центра села Михайловского, насчитывалось в 718 хозяйствах 3789 жителей, в том числе 1906 мужского и 1893 женского пола. В селе имелись: церковь, школа, четыре торговых лавки, казенная винная лавка, мельница, два маслодельных завода. В перепись 1926 года в селе Ракиты Михайловского района Слагородского округа было учтено в 807 хозяйствах 4374 жителя, в том числе 2147 мужского и 2227 женского пола. В селе имелись: сельский совет, общеобразовательная школа, школа для малограмотных, изба-читальня, маслозавод. В перепись 1939 года село Ракиты учитывалось в составе Ключевского района. В нем было тогда учтено 2411 жителей. В переписи 1959, 1970, 1979 и 1989 годов это село учитывалось в составе Михайловского района. В 1970 году в нем учли 3428 жителей. На 1 января 1994 года в селе Ракиты жили 2699 человек.
В «Описании заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе», записано, что в 1892 году в западной части Покровской волости у озера без названия была заведена Назарова заимка. Выделенный здесь переселенческий участок был рассчитан на 241 мужскую душу. На 1 января 1898 года оставались незанятыми еще 77 душевых наделов. В 1911 году в деревне Назаровой Михайловской волости, расположенной в 25 верстах к северу от волостного центра села Михайловского, насчитывалось 240 дворов, в них 1192 жителя, в том числе 581 мужского и 611 женского пола. В деревне имелись: школа, две мелочных торговых лавки, хлебозапасный магазин, маслодельный завод. В перепись 1926 года в деревне Назаровка Михайловского района Славгородского округа было учтено в 196дворах 1044 жителя, в том числе 532 мужского и 512 женского пола. Большую часть жителей составляли украинцы. В перепись 1939 года в селе Назаровка было учтено 857 жителей. В последующие переписи этот населенный пункт учитывался в составе восстановленного Михайловского района. На 1 января 1994 года в селе Назаровка насчитывалось 700 жителей.
В «Описании заселенных и незаселенных переселенческих участков, образованных до 1896 года в Алтайском округе», изданном в Барнауле в 1986 году, позднее, по состоянию на 1 января 1898 года, дописан заселок Соляной (Джентаева Ляга), рассчитанный на 508 душевых наделов, из которых на время правки «Описания» оставались незанятыми 189 наделов. В «Списке населенных мест Томской губернии на 1911 год» названа деревня Соляная Михайловской волости Барнаульского уезда, расположенная в урочище Джентай в 15 верстах от села Михайловского. В ней в то время было 153 двора и 526 жителей, в том числе 296 мужского и 230 женского пола. В деревне имелись: две торговых лавки, хлеюозапасный магазин и два маслодельных завода. В перепись 1926 года в деревне Соляновке (Джентай) Михайловского района Славгородского округа было учтено в 177 дворах 908 жителей, в том числе 455 мужского и 453 женского пола. В деревне имелись: сельский совет, школа, маслозавод. В перепись 1939 года поселок Соляновка учитывался в составе Ключевского района, а в последующие переписи в составе Михайловского района. Последний раз этот населенный пункт учитывался в перепись 1970 года. Тогда в поселке Соляновка было учтено 252 жителя. В справочнике по административно-территориальному делению Алтайского края на 1 января 1973 года еще назван поселок Соляновка Михайловского поселкового совета Михайловского района, находившийся в 22 километрах от районного центра. В перепись 1979 года этом населенный пункт уже не учитывался.
Новый приток переселенцев в Сибирь развернулся в начале XX века. Массовые переселения за Урал были составной частью аграрной реформы П. А. Столыпина. Столыпинское правительство проводило широкую работу по содействию и организации переселений: выдавались ссуды на домообзаводство, осуществлялись перевозка переселенцев, подготовка переселенческих участков, широкая информация о местах поселения. Одним из регионов массового притока переселенцев стал Алтайский округ. Императорский Кабинет, управлявший царскими владениями на Алтае, отступил от своей предыдущей политики ограничения переселений на Алтай и передал под эти цели за выкуп государству 3427863 десятины земли. В результате переселений начала XX века значительно выросла численность крестьянства на территории Алтайского округа, возникло много новых населенных пунктов. Особенно интенсивно происходило это в западной части округа на крайне слабо заселенной до этого Кулундинской степи.
В пределах нынешней территории Михайловского района в первые годы XX столетия основной приток переселенцев происходил в уже существовавшие населенные пункты. Заселки и деревни превратились в крупные села. Зато, в отличие от северной части Кулундинской степи, возникновение новых населенных пунктов не происходило, за исключением всего одного поселка.
В «Книге образования переселенческих участков 1885-1912 годов», изданной в Томске в 1913 году, указывается, что на выделенном в 1907 году участке Семеновском в том же году появились первые поселенцы и было образовано сельское общество поселка Иркутский, включенного в состав Ключевской волости Барнаульского уезда. В перепись 1926 года в составе Михайловского района была учтена деревня Иркутская. В ней было в 70 хозяйствах 488 жителей, в том числе 222 мужского и 266 женского пола. В перепись 1939 года поселок Иркутск учтен в составе Николаевского сельсовета Ключевского района. В нем учли 313 жителей. В последующие переписи этот поселок учитывался в составе Михайловского района. Численность жителей в нем сокращалась. В 1989 году было учтено всего 44 человека. На 1 января 1994 года в поселке Иркутский жили всего 50 человек.
В перепись 1926 года в Михайловском районе учли 31 населенный пункт. В их числе были 10 названных выше пунктов, возникших с 1858 по 1907 год, 12 пунктов, возникновение которых в «Списке населенных мест Сибирского края», составленном по результатам этой переписи, датируется 1900-1915 годами. Верно, подтверждения этой датировки найти пока не удается. В числе этих 12 пунктов были деревня Соколова; заимки: Ситникова, Смологон, Ваничкина, Демкина; хутор Волков кордон №2 Красноборского лестнисества; Михайловский кожевенный завод и располагавшаяся отдельно паровая мельница. За исключением деревни Соколовой все это были мелкие пункты с небольшим числом дворов и жителей. Так, при Паровой мельнице было 11 дворов и в них 64 жителя, на заимке Демкиной, где располагалось скотоводческое товарищество, было шесть дворов и 20 жителей. На остальных пунктах насчитывалось от одного до четырех дворов. Все эти населенные пункты, за исключением деревни Соколовой, не сохранились до следующей переписи. В деревне Соколовой в 1926 году было учтено в 72 дворах 372 жителя, в том числе 188 мужского и 184 женского пода. В перепись 1939 года в составе Ключевского района был учтен поселок Соколовка и в нем 190 жителей. В перепись 1959 года Соколовка в составе Покровского сельсовета учитывалась в Михайловском районе. В поселке оставалось тогда только 64 жителя. До следующей переписи 1970 года этот поселок не сохранился, а село Покровка к этому времени было передано из Михайловского района в Ключевской. Кроме того в перепись 1926 года в Михайловском районе были учтены населенные пункты, возникновение которых датировано первой половиной 20-х годов XX века. Это: кордон Солено-Озерского лесничества, заимки Кроксова, Падерина, выселок Марлютовка, завод Прибыткина у озер Тарханское и Рубцова, коммуна Красный труд, заимка и мельница этой коммуны, а также поселок Солено-Озерный у озер Кочкова и Печатка, возникновение которого не датировано. Из этих населенных пунктов до переписи 1939 года сохранились только два. В составе Ключевского района в 1939 году был учтен поселок Красный Май (бывшая коммуна Красный труд) с 288 жителями. Поселок Соленые Озера, в котором в 1926 году было учтено 406 жителей, насчитывал в 1939 году только 91 жителя. Поселок Солено-Озероное еще показан на карте Алтайского края, изданной в 1955 году.
В 1929 году стали разрабатываться соляные промыслы «Содостроя». С 1930 по 1944 год на их базе действовал Михайловский содовый завод, преобразованный в 1944 году в содовый комбинат. Выросший на этой базе поселок получил название Михайловский. Под таким названием он обозначен на карте Алтайского края, изданной в 1955году. Позднее поселок стал называться Малиновое Озеро, как и находящаяся в 6 километрах от него железнодорожная станция Малиновое Озеро. В перепись 1959 года в рабочем поселке Малиновое Озеро было учтено 7085 жителей, а в перепись 1989 года – 5100 человек. на 1 января 1994 года в этом поселке насчитывалось 5200 жителей.
В перепись 1959 года в составе Михайловского района было учтено 100 населенных пунктов. Большинство из них были мелкими, с небольшим числом жителей: мелкие поселки, бригады колхозов, молочно-товарные фермы, кордоны, заимки, железнодорожные казармы. Многие из этих населенных пунктов не сохранились до следующей переписи 1970 года. Исчезли поселки Животновод, Партизан, Соколовка. Село Покровка, как уже было сказано, переведено в состав Ключевского района. В перепись 1970 года сохранились, в основном, населенные пункты, возникшие еще в XIX веке. Из новых в 1970 году в Михайловском районе были учтены: заимки Битебай (9 жителей), кордон Джентайское лестничество (31 житель), поселок Западный (54 жителя), заимка Горячий кордон (19 жителей), поселок Зерновое (226 жителей). Всего в 1970 году в составе Михайловского района оставалось 18 населенных пунктов. Во время переписи 1979 года было учтено 13 пунктов. Из новых сохранился только поселок Зерновое, в котором оставалось всего 32 жителя. В настоящее время в Михайловском районе 12 населенных пунктов: села Михайловское, Ащегуль, Бастан, Назаровка, Николаевка, Неводное, Полуямки, Ракиты, рабочий поселок Малиновое Озеро, станции Михайловка-Алтайская (в 4 км от райцентра), Малиновое Озеро, Николаевка (в 8 км от с. Николаевка).

Источник: книга "Михайловский район. Очерки истории и культуры" 1 2 3 4 5Категория: Михайловский район в XVIII-XX вв | Добавил: Админ (28.05.2012) | Автор: Ю. С. Булыгин Просмотров: 3736 | Теги: Неводное, Полуямки, Бастан, Николаевка, Ащегуль, Михайловское, ракиты, рабочий поселок Малиновое Озеро, Назаровка | Рейтинг: 4.0 /1
[ Сообщить об ошибке в материале ] Всего комментариев: 0 Войдите: Отправить

Малиновое озеро — Каталог статей —

На озере Малиновом Многие жители Михайловского района предпочитают проводить летний отпуск в живописных уголках и на курортах Алтая. Но и в нашем районе есть подходящие для отдыха места, например, соленые озера, о которых знают жители соседних регионов. наше озеро


Что имеем — не храним Где отдохнуть и как? Для многих жителей поселка Малиновое Озеро раньше такой проблемы не существовало, ведь сам поселок находится в живописном месте: сосновый бор, уникальное соленое озеро с лечебной грязью о посёлке 
Трудности закаляют, результаты вдохновляют Предпринимательство
Сегодня Сергей Андреевич Моор, житель р. п. Малиновое Озеро — владелец собственного небольшого бизнеса. А началось все чуть больше года назад, когда он, будучи безработным, получил государственную поддержку для развития собственного дела в рамках программы по снижению напряженности на рынке труда. разное


«История посёлка в лицах и судьбах». Так называется очередной грант в 100 тысяч, полученный Малиновоозёрской детской библиотекой в 2012 году, в результате открытого благотворительного конкурса. о посёлке | Просмотров: 909 | Author: Светлана | Добавил: Админ | Дата: 10.07.2012 | Комментарии (0)
Курортный посёлок Малиновое озеро Что приходит на ум современному человеку, который устал от повседневной рабочей рутины?  Конечно же,  ОТДЫХ. В последнее время большую популярность набирает отдых  с пользой для тела и духа, так называемый лечебно-оздоровительный отдых. наше озеро 


Укротили стихию О том, как тушили углеподачу котельного цеха ООО «ТД Малиновое Озеро», бывшего МЗХР наш завод 


Это не должно повториться Грант «Это не должно повториться» выигран в Конкурсе социально значимых проектов на предоставление грантов Губернатора Алтайского края в сфере молодежной политики. о посёлке 


Три звезды в истории нашего посёлка В рамках гранта«Три звезды в истории нашего посёлка», выигранного детской библиотекой(заведующая С.С.Киндеркнехт), состоялась литературная встреча о посёлке 

История возникновения поселка Малиновое Озеро — происхождение сёл — Михайловский район — Каталог статей —

Главная » Статьи » Михайловский район » происхождение сёл История возникновения поселка Малиновое Озеро История возникновения поселка
Малиновое Озеро

Е.И. Смирнова

Поселок Малиновое Озеро.
Историческая летопись завода
1930-1980гг.

Михайловский завод химических реактивов, бывший Михайловский содовый завод, был основан в 1930г. На базе уникального содового озера Танатар. Первыми жителями и основателями завода были рабочие «Петуховского Содостроя», который был построен в 1924г. По Постановлению Совета труда и обороны за подписью В. И. Ленина.
В 1924-1929гг. рабочие «Петуховского Содостроя» начали добывать соду из озера Кучерпак, здесь они построили примитивную печь для сушки соды, а на прокалку соду возили на Петуховский завод.Руководителем был Гамаюнов Терентий Иванович. Одновременно с организацией промысла начали строить поселок на пустом необжитом месте, руководил строительством Мартынов Егор Филиппович.
За 1929-1930гг. были построены: столовая, пекарня, баня, большой засыпной барак, где организовали клуб и часть заняли под жилье.
В сезон 1929-1930гг. начали добывать соду на озере Танатар 1. В мае 1930г. Петтуховский завод законсервировали из-за отсутствия сырья. Все рабочие переехали на Михайловские озера, где жили в поселке Соляные, строили завод и поселок. В 1930 г. Был построен деревянный корпус, в котором соорудили кальцпечь, размольное отделение. Строили дома, которые пе6ревозили из ближайших сел, организовали школу, фельдшерский пункт. Жизнь перво строителей была очень трудной, не было электроэнергии, все работы выполнялись вручную, плохо было с водой и продовольствием, не хватало транспортных средств. Несмотря на сложности, люди трудились с большим энтузиазмом. Работа по добыче соды из озера была до крайности тяжелой, добывали ее в зимний сезон из-под слоя льда, достигавшего до 80 см., лед пилили пилами, сомом сдвигали в сторону и вилами вынимали куски соды. Весной добывали соду на плотах. Рабочие содоломы часто стояли в ледяной воде (глубина озера была невелика – 50-60см). Многие рабочие болели ревматизмом. Основной спецодеждой были длинные сапоги из шкур. Добытую соду-сырец (декагидрат) вывозили на быках и лошадях на берег, складывали в бурты, откуда расходовали на производство кальцинированной соды… Завод был сильно отдален от железной дороги, до ближайшей станции Кулунда – 130км, продукцию вывозили туда на лошадях. В 1930г. На заводе было выработано 1504т. Безводной соды. Завод находился в ведении Сибирского краевого совета народного хозяйства – СКСНХ, который находился в Новосибирске. Руководителями работ на заводе были работники Петуховского Содостроя т. Гвоздецкий, его заместитель Мартынов М. Е. кроме кальцинированной соды завод выпускав стиральный порошок «Сибирячка», который вручную расфасовывали в бумажные пачки.
В 1930г. «Ленгипрохим» разработал проект нового содового завода и в 1930г. На берегу озера Танатар 1 началось строительство завода, мощностью в два раза больше Петуховского завода. Директором завода был Бородин Константин Антонович. На строительство завода и поселка были отпущены средства, заключен договор с омской строительной организацией. Завод построили очень быстро, корпус завода был деревянный, пламенно-отражательные печи работали на дровах, которые заготавливали в лесу за 18км, вес пилили ручными пилами, вывозили на лошадях и быках, арендуемых в колхозах.
В 1932г. Построили лесозавод, приобрели пилораму, построили кирпичный завод – все это несколько улучшило положение на заводе. В 1932 году завод заключил договор с Ленинградским парфюмерным заводом и Казанским мыловаренным заводом на закупку соды самовывозом. Представители этих заводов постоянно находились на заводе, производили финансовые расчеты за продукцию, отгружали и вывозили ее в Кулунду на своих машинах. В 1932г 24 сентября завод сгорел, пришлось все строить заново. С 1 января 1933г. Завод возобновил свою работу. 1935-1937гг. на заводе были годами самоотверженного труда, несмотря ни на житейские трудности, ни на тяжелый физический труд, люди трудились с большим энтузиазмом, понимая, что партия и правительство принимают все меры для подъема промышленности и благосостояния народа. В январе 1937 года на заводе работала комиссия, организованная Гипрорудой с участием инженера-технолога тов. Сасс-Тисовского Б. А.для ознакомления с сырьевой базой Михайловского месторождения с целью определения дальнейшего развития и расширения завода.
Во второй пятилетке особенно быстро шло строительство поселка, было введено около 3,5 тыс. кВ. м жилплощади, построена больница, школа, общежитие, клуб, контора, лаборатория – в этом большая заслуга директора завода тов. Козылбашева Н. С.
Во время Великой Отечественной войны на заводе создалось очень тяжелое положение, т.к. многие рабочие ушли на фронт. Женщины и подрастки заменяли ушедших на фронт мужей и старших братьев. За руль автомашин сели женщины тт. Калинина Т.К., Кухаренко З.Н., Иванова Т.М., Дектярева А.Н., Титаренко Т.М., Нестерова А.П., Махлаева А.Г., Титаренко М.Д., Бурьянова А. П. и др. в любую погоду, в стужу и по бездорожью возили они соду, кирпич, лес для завода.
В 1944г. на завод прибыло большое количество репатриированных граждан, которых необходимо было трудоустроить и обеспечить жильем. А его не хватало, т.к. было всего семь бараков для рабочих и один для ИТР. Многие рабочие жили в полуземлянках. Кроме того, у многих граждан не было документов, удостоверяющих личность, на заводе была комендатура, которая производила большую по проверке и паспортизации граждан. Все, прибывшие на завод, были трудоустроены, постепенно жизнь их нормализовалась, многие начали строить свои дома, осзаводиться хозяйством.
Большую воспитательную работу с кадрами проводили партийная, комсомольская и профсоюзная организации. Руководство завода, сразу после окончания войны, выдвинуло перед Наркомхимпромом ряд мероприятий, направленных на перестройку завода, дооборудование цеха растворения, ТЭЦ, цеха железнодорожного транспорта, механического и цеха водоснабжения согласно проекту, чтобы вывести завод на проектную мощность. В результате проведения организационных мероприятий в 1945, 1946гг. работа на заводе начала улучшаться, производство соды из года в год увеличивалось.
За период 1946-1950гг. в поселке начало развиваться жилищное строительство, были построены деревянные четырехквартирные дома по Первомайскому переулку и шесть таких же домов по улице Мамонтова, двухквартирные шлакоблочные дома, два двенадцатиквартирных дома из кирпича. Д 1949 г. финансирование жилстроя проходило через Михайловскиий райсполком, в 1949г. был утвержден местный бюджет поселкового Совета, на жилстроительство и благоустройство было отпущено 672 тыс. рублей.
В период 1951-1955гг. в поселке были построено несколько больших двухкватрирных и восьмиквартирных домов, начото строительство хлебозавода, построена средняя школа.
В 1956-1960гг. на заводе принимались меры по повышению эффективности производства, по механизации тяжелого физического труда. Группа специалистов завода начала разрабатывать содорезательный комбайн. В ЦЗЛ завода производились научно-исследовательские работы по получению химических реактивов.
Усилия всего коллектива были направлены на то, чтобы поставить завод на путь технического развития, сохранить коллектив, поселок. Положение на заводе было напряженное, некоторые специалисты и рабочие стали уезжать. Необходимо было принимать срочные меры и руководство завода справилось с это задачей успешно.

Источник: книга:Михайловский район. Очерки истории культуры 1 2 3 4 5Категория: происхождение сёл | Добавил: Админ (05.05.2012) | Автор: Е.И. Смирнова Просмотров: 2421 | Теги: Малиновое озеро, рождение посёлка, добыча соды, происхождение посёлка, завод | Рейтинг: 3.5 /2
[ Сообщить об ошибке в материале ] Всего комментариев: 0 Войдите: Отправить

Из истории строительства Михайловского содового комбината и железнодорожной линии Кулунда-Малиновое-Озеро. — Михайловский район в XVIII-XX вв — Михайловский район — Каталог статей —

Главная » Статьи » Михайловский район » Михайловский район в XVIII-XX вв Из истории строительства Михайловского содового комбината и железнодорожной линии Кулунда-Малиновое-Озеро. О. Н. Дударева.
Из истории строительства Михайловского содового комбината и железнодорожной линии
Кулунда-Малиновое-Озеро.

Михайловский содовый комбинат пасположен у группы содовых озер Танатар в Готском бору, в 18 км к югу от районного центра с. Михайловское.
Сосновый бор тянется полосой до 20 км ширины по дюнным отложениям мелкозернистых песков. Полоса бора пересекается безлесными логами, на которых располагаются группы небольших неглубоких озер, многие из которых летом пересыхают. Один из таких логов, соляно-озерная степь, проходит в 4 км от завода. Каких-либо рек и вообще водостоков в районе нет. Мелкие ручьи, впадающие в озера или соединяющие их, летом почти пересыхают.
В 1921 году государство обратило внимание на исключительно благоприятные условия для получения природной соды в районе Кулундинских степей в связи с открытием тогда первого в СССР месторождения соды на Петуховских озерах около районного центра с. Ключи. В Михайловских озерах наличие соды было открыто в 1928 году профессором М. И. Кучиным. В 1928-1932 годах проводилась дальнейшая разведка месторождений соды в Михайловских содовых озерах, в которые кроме озер Танатар 1-7 входили озера Кучерпак и Сиксембай. Было установлено, что сода в озерах присутствует в нескольких видах: в жидком состоянии в виде рапы (рассола); в виде пластовых содовых отложений; в виде цементированных содовых песков и в виде грунтовых рассолов и илов.
Использование рапы Михайловских содовых озер началось зимой 1929- 1930 года, когда было организовано полукустарное предприятие, относящееся к Народному комиссариату пищевой промышленности. Добыча соды велась наиболее легким способом: зимой, когда замерзали озера, поверхность очищалась от снега и льда, обнажался пласт замерзшей соды. Он вручную ломами размельчался на мелкие куски и складывался в бунты. Вывозили гужевым транспортом: на лошадях или волах, запряженных в сани. Далее соду сушили в ручных пламенных печах до содержания влаги 10-12%. Получалась кальцинированная сода, которая после помола направлялась потребителю.
При такой организации труда плановые показатели зачастую не выполнялись. Так, в постановлении Алтайского крайкома ВКП(б) по Михайловскому району от 17.04.1941 года говорилось: «Выполнение производственного плана первого квартала сорвано по всем видам:
План добычи сырца – 67%
Выработка кальцината – не производилась
План вывозки соды на с. Кулунда – 2%
Заготовка дров – 39%
Вывозка дров – не производилась…
Дирекция содового завода совершенно не подготовила всего необходимого к обеспечению выполнения производственного плана. Не было заготовлено необходимого количества дров для кальцпечей. Несвоевременный ремонт механического траспорта, необеспеченность гужтрантпортом». В сезон 1941-1942 годов частично стали применять трактора, которые двигались по берегу и тянули тросом большие сани, и автомашины, двигавшиеся по специальным деревянным настилам.
Положение осложнялось еще и тем, что Михайловский содовый завод находился далеко от железнодорожных линий. Ближайшая ж/д станция Кулунда Омской железной дороги находилась к северу от завода в 120 км. На восток от завода проходила железнодорожная линия Новосибирск-Барнаул-Семипалатинск, ближайшая стация Рубцовск находилась на расстоянии 140 км. в районе завода проходила одна грунтовая дорога – Кулунда-Михайловский завод, остальные многочисленные дороги были полевыми и зимой из-за снежных заносов часто становились непригодными не только для автотранспорта, но и для гужевого транспорта. Удаленность от железной дороги и отсутствие хороших грунтовых дорог приводило к тому, что даже выполнение плана по заготовке соды не позволяло заводу отчитаться о выполнении производственного плана в целом из-за невозможности ее вывозки. В докладной записке секретаря Михайловского РК ВКП(б) в Алтайский крайком ВКП (б) от 27.07.1942 года сообщалось: «завод имеет заготовленной соды-сырца на полтора- два года. Готовой соды имеет до 7000 тонн. В данное время кальцпечи ежедневно дают до 50 тонн, а с пуском новой кальцпечи выработка дойдет до 80-100 тонн. Автомашин завод имеет 30, шоферов хватает только на одну смену (сейчас проходят курсы шоферов при заводе). Соду возят на ст. Кулунда на расстояние 145 км. такое количество машин едва успевает вывезти дневную выработку соды, не говоря уже о запасах…».
Кроме продукции Михайловского содового завода, вывозилась сода Петуховского завода, соль, хлеб из глубинных районов Алтайского края. В свою очередь, на Михайловский завод привозился каменный уголь из Кулунды. Хлеб вывозился на ст. Кулунда большей частью подводами, оборачивавшимися между с. Михайловским и ст. Кулунда в течение двух недель. Значительное количество хлеба из Волчихинского, Угловского районов вообще не могли вывезти в течение нескольких лет. Кроме того, удаленность от железной дороги приводила к консервации богатейших запасов высококачественной соли, которая не только не вывозилась за пределы Алтайского края, но была дефицитной и в самом крае. Отсутствие железной дороги не давало возможность правильно использовать имеющиеся лесные богатства.
В периода Великой Отечественной войны, когда увеличилась потребность страны в хлебе, соли, соде, обострился вопрос об использовании природных богатств Михайловского и прилегающих к нему районов. В 1943 году Михайловский содовый завод был передан из Наркомата пищевой промышленности в Наркомат химической промышленности, но это не решило проблему увеличения добычи и вывозки соды в связи с тем, что истощались запасы соды в рапе и дальнейшая ее добыча, теперь уже из пластовых отложений, требовала расширения Михайловского содового завода.
20 января 1943 года было принято постановление ГКО №2271-С «Об увеличении добычи и вывоза кальцинированной соды Михайловского месторождения», согласно которому на НКВД было возложено:
«…1. Постройка линии железной дороги от стации Кулунда Омской железной дороги до содового завода близ села Михайловского. Протяженность линии до станции у содового завода -118 км.
2. Подготовка к разработке содового карьера в оз. Танатар 111 для добычи соды-сырца в количестве 400.000 тонн из расчета получения из сырца 80000 тонн кальцинированной соды.
3. Разработка карьера в текущем году и вывозка содового сырца…».
В соответствии с этим постановлением Народный Комиссар Внутренних дел СССР Л. П. Берия приказом от 22 января 1943 года № 00106 поручил строительство Михайловского завода и железной дороги Главному Управлению Лагерей Железнодорожного строительства НКВД. Этим же приказом был организован Алтайский исправительно-трудовой лагерь НКВД – Алтайский ГУЛАГ. Предполагалось построить здания двух серий содовых печей, с окончанием первой серии к 1 марта и второй – к 1 апреля, подготовить содовый карьер для эксплуатации. Срок открытия временного движения по железной дороге Кулунда-Михайловский завод был установлен к 1 сентября 1943 года.
Целевым назначением дороги предполагалось обеспечение транспортной связью строительства и нормальной эксплуатации содового завода. Кроме того, она предназначалась для обслуживания прилегающих к железнодорожной линии пяти административных районов Алтайского края (Волчихинского, Ключевского, Михайловского, Родинского, Угловского) и более 50 населенных пунктов. Предполагалось увеличить добычу и организовать обработку поваренной соли в районе станций Малиновое Озеро, Михайловка, Николаевка. В перспективе линия должна была представлять собой головной участок магистрали Кулунда-Симипалатинск, сокращающий выход грузов со стороны Урала на Турксиб и Риддер. Пропускная способность дороги определялась в шесть пар поездов с паровозами серии ЭМ. Открытие временного движения установлено к 1 сентября 1943 года. Строительством этот срок был выдержан и с сентября началось рабочее движение между Станциями Кулунда и Михайловским содовым заводом. За период, прошедший с начала временной эксплуатации и по 1 августа 1944 года, перевезено:
Соды – 35015 тонн;
Хлебных грузов – 18016 тонн;
Соли – 1475 тонн;
Прочих грузов – 26049 тонн.
Кроме этого, перевезено 396408 тонн грузов строительства. Впоследствии, 6 ноября 1943 года, вышло новое постановление ГКО №4513-с, которое несколько изменило постановленные ранее задачи. Это связано с тем, что вывозка заводам-потребителям содовой руды – пластовой руды – не отвечала требованиям увеличения сододобычи. Отгрузка пластовой соды в том виде, как она добывалась из карьера, без ее переработки и получения чистой кальцинированной соды на месте, привела бы к перевозке по железной дороге на большие расстояния значительного (до 60-70%) количества пустой породы – шлама – и потребовала бы соответствующего сложного обору3дования на каждом заводе-потребителе для получения чистой соды из содовой руды. Поэтому было решено перерабатывать соду-сырец на месте. В новом постановлении «О строительстве Михайловского содового комбината» НКВД поручалось:
«а). Выполнить все строительные и монтажные работы по всем цехам первой очереди Михайловского комбината в июле 1944 года;
б). Подготовить и ввести в действие в июле 1944 года карьер донной кристаллической соды на 320.000 тонн в год и передать его Наркомхимпрому со всем оборудованием;
в). Сдать в июле 1944 года в постоянную эксплуатацию НКПС железнодорожную линию Кулунда-Михайловский содовый завод с пропускной способностью три пары поездов при паровозе серии Ов».
Сама же железнодорожная линия Кулунда-Михайловский завод была определена как тупиковая железная дорога местного значения. Для обеспечения провозной способности и освоения местного грузооборота планировалось открыть:
1. Станцию Ключи-Славгородские (41 км) для обслуживания одноименного районного центра, Ключевской МТС, Петуховского содозавода и приема хлебных грузов Ключевского и Родинского районов;
2. Станцию Николаевка (81 км) для обслуживания Назаровской МТС, соляной промышленности на озерах Горностаевом и Неводном, приема хлебных и лесных грузов;
3. Станцию Михайловка (102 км) для обслуживания одноименного районного центра, МТС, Сольпрома и приема хлебных грузов Михайловского, Волчихинского и, частично, Угловского районов.
Народный комиссар Внутренних дел СССР Л. П. Берия приказом от 18.11. 1943 года №0428 возложил выполнение всех вышеуказанных работ на ГУЛЖДС НКВД в лице Алтайского строительства НКВД.
Проектирование строительства Михайловского содокомбината было поручено Наркомхимпрому. Проектные работы были развернуты в мае 1943 года с прибытием на содокомбинат главного инженера проекта Н. И. Галушко. Проект разработки карьера проводил Глвгорхимпром, проект линии железной дороги выполнял Бампроект.
Руководил начальным периодом строительства заместитель начальника АлтайЛАГа НКВД Ефимов, которому была выделена бригада из 50 человек начальников отделов или их заместителей из г. Комсомольска. Было организовано Управление строительства, которое объединяло строительство содового комбината и железной дороги и базировалось в с. Михайловском. Кроме того, было создано два участка, разделенных на два прорабских пункта.
Для организации работ использовались механизмы и оборудование Нижне-Амурского лагеря, оттуда же должны были направить 5000 человек для работ. «Строительство железнодорожной линии и двух зданий кальцеха для двух серий печей было возложено на Нижне-Амурский ИТЛ НКВД. Последний должен был выделить основные ресурсы для этого строительства и оснастить всем необходимым оборудованием, механизмами…», — писал в информации «Об организации и ходе работ Алтайского строительства НКВД» начальник строительства Ефимов 01.06.1943 г.
Кроме того, постановлением ГКО определено:
1. Красноярскому крайлесосбыту выделить и отправить строительству 200 тысяч штук шпал, 10 тысяч из пиломатериала и 20 тысяч из круглого леса. В течение до 01.05.1943 года перебросить рельсы, скрепления, связь с линии БАМ-Тында.
2. НКПС – выделить 12 паровозов, 125 платформ, 25 крытых вагонов с обслуживающими бригадами.
Но из-за транспортных затруднений из Красноярска перевезли только 7000 кубометров круглого леса, 2600 кубометров пиломатериалов и 180000 шпал. Строительство организовало собственную заготовку леса в лесах Михайловского и Ключевского лесхозов, которая производилась в основном ручным способом поперечными и лучковыми пилами. Для переработки леса для нужд строительства при заводе был построен дерево-обделочный комбинат (ДОК).
В самом АлтайЛАГе на начало строительства было организовано четыре отделения. Первое, на станции Кулунда занималось погрузочно-разгрузочными, строительно-ремонтными работами и лесозаготовками. Имело: вольнонаемных сотрудников – 74 человека, военной охраны – 89 человек, мобилизованных немцев – 66, заключенных – 768. Четвертое отделение было расположено на содовом заводе, занималось строительно-ремонтными работами и лесозаготовками, имело: вольнонаемных – 21 человек, военной охраны – 35, заключенных – 53 человека.
Уже 27 февраля 1943 года на Михайловском содовом заводе состоялось выездное заседание бюро Михайловского РКП(б) для рассмотрения вопроса «О ходе выполнения постановления ГКО от 20.01.1943 года». В протоколе №35 от 27.02.1943 г. указано: «По состоянию на 1 января в цехе кальцинированной соды не имелось ни одной работающей печи, все 5 печей требовали капитального ремонта, а отдельные печи-кладки заново… Цех до сих пор не обеспечен углем и дровами.
…К строительным работам по расширению завода, с тем, чтобы довести выработку кальцинированной соды до 4000 тонн к 1 апреля и к 1 мая до 6000 тонн в месяц, еще не приступило. В настоящий момент ведутся изыскательские и проектные работы, на место еще не прибыла рабочая сила, материалы и пр.
…Прибывшая во второй половине рабочая сила в количестве 1501 человека, в т. ч. 1402 чернорабочих и 99 человек трактористов и шоферов, жильем и необходимыми коммунально-бытовыми условиями не обеспечены. Переоборудование существующих зданий под общежитие и работы по расширению столовой протекают медленно».
Динамика списочного состава рабочей силы строительства отражена в справке о ходе строительства, представленной заместителю главного контролера НКГБ СССР Левину от 18.06.1943 г.:
На 15 марта 1943 года – 0
На 1 апреля 1943 года – 1265 человек
На 1 мая 1943 года – 1266 человек
На 1 июня 1943 года – 2711 человек.
Нижнее-Амурский лагерь не дал планируемое количество 5 тысяч человек в связи с тем, что перед ним были поставлены другие задачи.
Потребность в рабочей силе для строительства отражена в докладной записке Ефимова секретарю Алтайского крайкома ВКП (б) Лобкову от 15.05.1943 г.: «… По предварительным подсчетам для выполнения этих работ строительству необходимо было иметь основных ресурсов: рабочих – 1500 человек, лошадей – 1200 голов, автомашин – 150 штук, экскаваторов – 10 штук, буровых станков и центробежных насосов с двигателями – 18 штук.
…По состоянию на 15 мая 1943 года имелось: рабочей силы – 2100 человек, лошадей – 179, автомашин – 76, экскаваторов – 2, буровых станков – нет, центробежных насосов – 3».
Основную часть рабочей силы строительства составляли заключенные АлтайЛАГа, переведенные сюда из Нижне-Амурского, Печерского лагерей, местных терем. Вот что говорит об этом заместитель начальника управления Алтайского ИТЛ НКВД Ефимов: «1 апреля послана группа товарищей в Барнаул и Бийск для приема тысячи человек из тюрем для ГУЛАГа. Предположительно большую часть людей, прибывающих из тюрем указанных городов, направить на содовый завод. Имеем данные: что из АмЛАГа должно поступить 4000 человек, остальные источники покрытия потребности, их сроки неизвестны… Этап, прибывший из ПечерЛАГа, имел 70% цинготников». Оставались на строительстве Михайловского содового завода и железной дороги и заключенные, отбывшие срок наказания.
Второй составной частью рабочей силы являлись мобилизованные немцы. Это были лица немецкой национальности, направленные в Алтайский край на спецпоселение. В докладной записке Михайловского РО НКВД указано: «В Михайловский района в 1941 году в порядке переселения было вселено немцев-колонистов 138 хозяйств или 665 человек, из них – 145 мужчин, женщин 183 и 327 детей. Из прибывших немцев-колонистов мужчины в количестве 140 человек по линии РВК мобилизованы в рабочие батальоны».
Часть немцев направлена из Казахстана. На строительство содового завода по приказу НКВД №00106 Казахская ССР направила 1700 мобилизованных немок и немцев, которые, по словам местных жителей, работали «неважно».
Заключенные и спецпоселенцы работали у чренов (очень тяжелая, требующая больших физических сил работа). Чрены – железные ванны, установлены в пламенных печах, по 18 штук в одной печи. Находятся в печных цехах, где из содового раствора почти полностью выпаривается вода горячими газами. В этих цехах помимо жары скапливаются вредные паровые испарения.
Привлекались для работы на строительстве комбината и железной дороги раскулаченные, лишенные прав и состояния кулаки. В указаниях НКВД Алтайскому ГУЛАГу значится: «Для работы в лагере направляются трудопоселенцы (б. кулаки), мужчины в возрасте до 55 лет, мобилизованные на время войны из трудопоселенцев НКВД». Из них создавались рабочие колонны, руководимые ответственными лицами.
В правовом положении трудопоселенцы селились отдельно от заключенных. Из их заработной платы производилось удержание: военного, подоходного налогов, культсбора, налога на бездетность и др. по действующим ставкам наравне с вольнонаемными. Никакими льготами по заработной плате, которыми пользовались вольнонаемные, трудопоселенцы не обладали. Строго оговаривались нормы обеспечения трудопоселенцев питанием и одеждой. Причем, потребность в одежде или обуви устанавливалась «путем опроса, осмотра или каким-либо другим способом, позволяющим определить нужду в одежде». Всю же собственную одежду кулаков-трудопоселенцев переписывали и ставили на учет с указанием процента годности, чтобы исключить ее пропажу. Купленные из торговой сети вещи также вносились в списки с указанием даты продажи.
Еще одной составной частью рабочей силы являлись жители Михайловского и прилегающих районов. Они привлекались к работе на строительстве на основании распоряжений краевых и местных органов власти. Так, решениями Алтайского крайисполкома и Алтайского крайкома ВКП (б) от 15.11.1943 г. №1031 и от 24.11.1943 г. №1045 Михайловскому району поступила разнорядка на поставку на постоянные работы 85 человек и на временные работы 65 человек. Из районов также запрашивался гужевой транспорт с возчиками.
Кроме того, на строительстве работали вольнонаемные лица.
Таким образом, строили Михайловский содовый комбинат и железнодорожную линию Кулунда-Малиновое Озеро заключенные, трудпоселенцы, немцы-спецпоселенцы, вольнонаемные, жители близлежайших районов края.
Во исполнение постановления ГКО от 06.11.1943 г. №4513-с в комплексе Михайловского содокомбината были построены: горно-рудный цех общей производительностью 320000 тонн содовой руды в год и подготовлено на 12 месяцев вскрытых запасов кристаллической донной соды. Причем, до этого времени ни в России, ни в мире не была разработана и не применялась техника добычи соды, залегающей под дном озера, экскаваторным способом и ее переработки в кальцинированную соду. Применяемая впервые для этой цели на Михайловском содовом комбинате схема производства построена на основании теоретических расчетов и опытных работ. Тем не менее уже первые работы по добыче сырья и первый пуск аппаратуры показали полную целесообразность установленного оборудования и схемы производства.
Был построен завод для переработки содовой руды мощностью 50000 тонн в год. Общая мощность Михайловского содового комбината доведена до 85000 тонн в год.
Кроме того, построена электростанция мощностью 1750 кВт и резервная электростанция на 500 кВт. При максимальном потреблении содовым комбинатом 1200 кВт электроэнергии построенная электростанция позволяет быстро развивать выработку кальцинированной соды, а также освоить другие отрасли промышленности на сырьевой базе естественных залежей, расположенных вблизи Михайловского комбината – магниевой соли, поваренной соли и др.
Построены вспомогательные цеха, обеспечивающие нормальную эксплуатацию завода и го дальнейшее развитие – механическая мастерская, кузница с котельной, литейная, химическая лаборатория, склады мехматериалов, производственный и бытовой водопроводы, жилой поселок и другие объекты. Кроме постройки производственного комплекса была благоустроена территория содового комбината: обнесена забором протяженностью 2300 метров высотой 3 метра. Жилой поселок обнесен штакетником протяженностью 500 метров, высотой 1,5 метра. Был высажен кустарник, разбиты газоны, клумбы. В акте приема в эксплуатацию содового комбината отмечено: «Сделаны газоны вдоль дороги, клумбы и газоны около пожарного депо, конторы и заводоуправления. Около последнего, кроме того, сделан фонтан, установлена статуя товарища Сталина, высажены кустарники и установлены садовые скамьи».
Актом приема-сдачи, подписанным комиссией НКПХ – НКВД в постоянную эксплуатацию, принят: «… от Алтстроя ГУЛЖДС НКВД СССР вновь построенный Михайловский содовый комбинат со всем комплексом сооружений в постоянную эксплуатацию НКХП с 24 августа 1944 года по инвентарным описям».
Окончательно железнодорожная линия Кулунда -Малиновое Озеро была построена в октябре 1944 года. Общая протяженность линии от стации Кулунда до Михайловского содокомбината составила 124 км, открыто четыре станции: Ключи, Николаевка, Михайловка и Малиновое Озеро. На всех станциях выстроено постоянное водоснабжение, уложено по два стационарных пути, путь к пакгаузу, маневровая вытяжка. Кроме того, на протяжении линии ст. Кулунда –Малиновое Озеро построено семь свайных мостов, семь рамных мостов, пять свайных лотков для стока воды, восемь рамных лотков. Все сооружения деревянные, выполнены из сосны местной заготовки. Практически все рельсы и скрепления «старогодние», снятые с путей Омской железной дороги. Их приходилось выправлять, вырубать наплывы, опиливать концы. Сосновые шпалы готовили на строительстве.
Кроме основной железнодорожной линии были построены пути внутри Михайловского содового комбината: железнодорожные пути широкой колеи для погрузки и выгрузки соды из содового карьера на завод, подачи угля, погрузки готовой продукции общей протяженностью 7056 м; узкоколейные пути для подачи угля и вывозки шлака из котельной и кальцехов на свалку, для перевозки деталей из литейной в кузницу и котельную общей протяженностью 2400 м.
Из гражданского строительства построено на каждой станции: пассажирское здание, четырехквартирные дома со службами, стрелочные будки. На ст. Малиновое Озеро помимо этого – дом отдыха паровозных бригад, пункт технического осмотра. На всех станциях сделаны пассажирские платформы.
Эксплуатационный штат железной дороги должен был разместиться в пяти строительных городках на станциях Кулунда, Ключи, Николаевка, Малиновое Озеро, Михайловка. Каждый городок состоял из трех –пяти утепленных бараков – полуземлянок вместимостью 70-90 человек. все городки благоустроены, имеют кухни-столовые, бани-прачечные, дезокамеры, медпункты и т. д. Строительное управление передало все эти строения железной дороге для размещения эксплуатационного штата. Кроме того, были переданы 98 человек вольнонаемных и 82 специалиста.
Таким образом , в исключительно короткие сроки, в трудных условиях военного времени, были построены и пущены в эксплуатацию Михайловский содовый комбинат и железнодорожная линия ст. Кулунда –Малиновое Озеро (Михайловский содокомбинат). Интересно, что в актах приема в эксплуатацию и содокомбината, и железнодорожной линии практически все виды работ получили хорошую оценку: «Качество выполненных работ подробно рассмотрено, определено в соответствующих разделах настоящего акта и оценивается приемочной комиссией на «отлично».

Источник: "Михайловский район: очерки истории" 1 2 3 4 5Категория: Михайловский район в XVIII-XX вв | Добавил: Админ (01.06.2012) | Автор: О. Н. Дударева Просмотров: 3824 | Теги: Михайловский содокомбинат | Рейтинг: 0.0 /0
[ Сообщить об ошибке в материале ] Всего комментариев: 0 Войдите: Отправить

Краткий очерк истории с. Михайловское — происхождение сёл

Краткий очерк истории с. Михайловское
По воспоминаниям старожилов, на месте нашего села Михайловское, до семидесятых годов XIX в. был казахский аул, состоящий из нескольких юрт. Проживали здесь казахи – кочевники, занимавшиеся исключительно скотоводством, овцеводством и коневодством, кочуя со своими стадами по просторам Кулундинской степи. Земледелие было только в зачаточной стадии. Единственной культурой , которая возделывалась вручную на небольших полосках, было просо, из которого после его обработки в деревянных ступах, приготовлялся продукт толкан. Основными источниками питания и материалом для изготовления жилищ и одежды были подукты,получаемые от животных.
В 1873 году из голодной, безземельной Саратовской губернии в поисках богатых земель появились в наших местах ходоки, один из них Маркелов Тимофей Ефимович. Три тысячи верст прошли они пешком с пустыми котомками за плечами, пробиваясь заработками на скудные харчи. Понравились им эти места. Степь – глазом не окинешь. К земле не касалась рука человека. Травы – по пояс. Не тронутый дремучий лес с изобилием непуганых животных, грибы, ягоды. Рядом с лесом озеро богатое рыбой.
Последние лапти донашиваются, да и лучшего места искать нечего. Решили обосноваться здесь. На последнюю трешницу общественных средств купили у казахов коня с кошмой вместо седла, дали немного денег на дорогу и отправился Тимофей Григорьевич в обратный путь с докладом к своему обществу.
Через год прибыли на подводах семьи ходоков, а за ними стали прибывать первые новоселы: Крокс Яков, Коробейников Матвей, Тоеськин Григорий, Сметанин Осип, Устинов Григорий, братья Симачевы Петр и Егор и другие.
Селились разбросанно, размашисто. Кто где захочет. Занимали огромные усадьбы. Для отдела сыновей, для переезжающих родственников, для посева конопли, для посадок картофеля и овощей.
По имени бая – владельца огромных табунов скота – Мирсы и озера (по казахски – Куль) основанную деревню назвали Мирса-Куль. Впоследствии, сначала в разговорной речи, а потом и в литературу вошло название деревни Марзагул.
Датой основания деревни считается 1874 год. По переписи 1898 года в деревне Марзагул насчитывалось 311 дворов, население их составляло 1666 человек. В 1897 году, в центре деревни, на площади была построена церковь. Открытие церкви было приурочено к празднованию религиозного праздника «Михайлова дня», что и послужило поводом переименовать деревню Марзагул в село Михайловское, входящее в Бутырскую волость Барнаульского уезда Томской губернии.
В 1900 году на площади возле церкви была построена на общественные средства двухклассная церковно-приходская школа (сейчас это здание находится возле Заозерной средней школы). Инициатором постройки школы, сборщиком средств от населения и непосредственным руководителем всех работ по строительству школы и первым учителем в селе был Василий Федорович Баклушин.
К тому времени из предприятий, перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию, в селе были 18 ветряных мельниц, две пимокатни, две маслобойки и одна шерсточесалка.
Наиболее массовое заселение села началось с 1905 года, что послужило толчком к развитию перерабатывающей промышленности и торговли. В бору за озером была построена паровая мельница помещика Соколова, кожевенный завод (там, где сейчас находится кордон «Калюжный»), три магазина купцов Чернова, Голосова и Иванова по улице Сиберяцкой (ныне улица Советская).
В 1910 году в селе было 640 дворов с населением 2813 человек.
Известие о падении самодержавия пришло в Михайловку в марте месяце 1917 года. В конце марта на площади состоялась сходка. На призывной звон церковного колокола все село собралось возле сборни. Как ни старался приехавший из Славгорода уполномоченный рассказать об обстановке в России – ничего не поняли крестьяне. Только глубокой осенью, когда полевые работы были уже все закончены, слух о вооруженном восстании в Петрограде дошел до Михайловки.
В марте 1918 года власть в селе перешла в руки Совета в лице военно-революционного комитета. Председателем ревкома был назначен Селихов Михаил.
Весной 1919г. в Михайловке тайком был создан партизанский отряд (более 100человек), который влился в партизанскую армию Мамонтова. Здесь действовала «черная банда», организованная полковником Н. Турковым, поручиком Феофаном Падериным и его двоюродной сестрой эсеркой Татьяной Сердцевой. В честь памяти погибших в парке долгое время находился обелиск, под которым была братская могила.
В начале 1920г. в Михайловке окончательно устанавливается Советская власть и создается партийная ячейка, первым секретарем которой был Самойлов Василий Васильевич. А еще через два года в селе создается комсомольская ячейка, первым секретарем которой был Чайкин Артемий Кириллович.
В 1922году в здании конфискованного магазина купца Иванова открылись народный дом и библиотека с избой-читальней. Первым избачом был коммунист Погребной Игнат Кондратьевич, а библиотекарем – комсомолка Болашова Анна Никифоровна.
В 1923 году в доме сбежавшего попа Овсянникова (рядом с двухклассной школой) открылась новая школа для третьего и четвертого классов. В этом же году в Михайловке открылась отделение связи – Михайловка соединилась телефонной связью со Славгородом. А летом 1926 г. в селе заработало первое радио.
Осенью 1928 года в Михайловке открылась семилетняя школа – школа крестьянской молодежи (ШКМ). Это здание, срубленное в Соляновке, и сейчас стоит возле начальной школы (здание УПЦ). В этом же году в народном доме впервые стало демонстрироваться кино. В 1929 году в Михайловке было 848 дворов с населением 3785 человек.

Восстание которое не изучали в школах — Михайловский район в XVIII-XX вв

Н. Ласточкин. Восстание, которое не изучали в школах.

Время неумолимо отдаляет нас от многих исторических событий происходивших в начале прошлого века. А время то схоже со временем начала нынешнего века. Главным образом ломкой устоявшейся жизни, насильственной ломкой, через колено.
Моя малая Родина — далекая провинция не только России, но и Сибири, и Алтайского края. Моя малая Родина – село Ракиты Михайловского района. Одно историческое событие мои земляки официально не отмечали никогда – в 2010 году исполнилось 90 лет восстанию крестьян против советской власти, самому значительному сопротивлению населения против официальной власти, когда — либо бывших в этих местах.
Ушли из жизни многие поколения людей, участвовавших в том событии или непосредственно живщих тогда, но она жива в памяти людской, документах, исследованиях историков, краеведов. И хотя за последующие десятилетия история нашей «малой родины» пополнилась целым рядом иных трагедий, приведших к гибели десятков миллионов наших соотечественников в стране и сотен на земле ракитовской, все же эти последующие трагические страницы не заслонили в общественном сознании особую и роковую роль гражданской войны.
120-летний юбилей моего родного села Ракиты, 70-летие Михайловского района (на территории которого находится село Ракиты и который, кстати, впервые под этим названием был образован еще в 1924 году, а как Михайловская волость территориально существовал еще раньше) дают повод вернуться к этим историческим событиям. В этом помогают документы, находящиеся теперь в свободном доступе.
О гражданской войне нужно говорить особо, поскольку именно она впервые столь радикально, масштабно и надолго, до сих пор, развела россиян по разные стороны многочисленных баррикад и фронтов. За что же погибали россияне? Ради чего мой дед и бабка, мои родители десятилетиями жили на доходы от пустых колхозных трудодней, не имея до 60-х годов 20 века даже паспортов, а мой тесть принудительно приехал на Алтай в «телячьем» вагоне вместе с другими репрессированными немцами? Так далекая история касается нас всех ныне живущих.
А восстание в 1920 году закончилась не просто поражением, не просто уничтожением физически повстанцев в ходе подавления восстания, в ходе боев, она закончилась поражением свободного крестьянства, являвшегося воплощением духа предпринимательства в то время.
Гражданская война в степном Алтае — это, прежде всего, два крупных события, это война белой армии Колчака с советскими партизанами (партизанский край в те дни был рядышком – в селе Волчиха), и это война регулярных частей Красной армии с восставшими крестьянами в 1920 году.
Я утверждаю, что врагов советской власти в виде кулачества, в наших местах в классическом понимании не было. Это я понял, изучая дела раскулаченных семей обратившихся за реабилитацией в 90-е годы в комиссию по реабилитации при районной администрации, которую возглавлял.
Вот о втором событии, о войне советской власти с крестьянами до 90-х годов 20 века было неизвестно почти ничего. По крайней мере, в официальной исторической литературе, учебниках более 70-ти лет эти события замалчивались.

О каком восстании против Светской власти речь?

Восстание, начавшееся в 1920 году на юге Западной Сибири, в степном Алтае, в местах, где я родился, получило в отечественной историографии не совсем точное, по мнению многих исследователей, название Западно-Сибирского. Это восстание было самым крупным — как по количеству участников, так и по охваченной им территории, за все годы существования советской власти. В течение всего 1920 года, февраля — апреля 1921 г., повстанческие отряды и соединения действовали на огромной территории Западной Сибири, Зауралья и современной республики Казахстан.
По оценкам современных исследователей, в разное время в рядах повстанцев сражалось не менее сорока пяти тысяч человек, что в разы превышало численность восставших против советской власти так называемых «антоновцев» в центральной России. В свою очередь общее количество бойцов и командиров регулярных красноармейских частей и иррегулярных коммунистических формирований, принявших участие в подавлении Западно-Сибирского восстания, достигало численности целой армии. Боевые действия, которые велись на охваченной восстанием территории, по своим масштабам, результатам и военно-политическим последствиям вполне можно приравнять к самым крупным армейским операциям периода гражданской войны. Территория моего родного района была практически в эпицентре этих событий, особенно летом 1920 года. Причины восстания

Основные причины восстания советские историки видели в слабости местных органов так называемой диктатуры пролетариата, в зажиточности местного крестьянства и в высоком удельном весе в его составе кулачества, в организационно-политической деятельности контрреволюционных сил, якобы создавших подпольный «Сибирский крестьянский союз».
Движущей силой восстания подавляющее большинство советских авторов считало местное кулачество и бывших колчаковцев.
Но все это, эти два тезиса, по моему глубокому убеждению, не соответствует действительности.
Изучение мною документов тех лет доказывает это.
Утверждение о зажиточности крестьян на степных, скудных землях, так называемой степной Кулунды, не выдерживает никакой критики. В тех же архивных делах репрессированных кулаков я увидел, что считавшиеся богатыми из раскулаченных в нашем районе в 1927-1929 годах имели в среднем 5-6 коров, одну две пары лошадей, овец, свиней, дом, сельхозинвентарь. Очень часто это были семьи, где совместно проживали еще несколко взрослых сыновей с семьями. Некоторые крестьяне были раскулачены, имея одну лошадь и одну корову – таково было решение комитета бедноты села.
Принятые на стихийных сходах в селах цели восстания также подтверждают, что восстание 1920 года не было антигосударственным, организованным подпольными лидерами, а тем более бывшими колчаковцами. Повстанцы воевали под лозунгом «За советы без коммунистов», то есть это фактически не антисоветское восстание. Это восстание обездоленного народа против грабительской политики тогдашней власти, против так называемой «продразверстки».
Доступ к документам органов ВЧК, революционных и военно-революционных трибуналов, органов военного управления, ранее находившихся на секретном хранении, теперь позволяет публично поставить вопрос о фальсификации основных исторических событий Западно-Сибирского восстания.
Итак, изучая документы, которые имеются в свободном доступе, я позволил себе составить собственное мнение о восстании крестьян степного Алтая, проживавших на территории нынешнего Михайловского, моего родного, района в 1920 году. О чем говорят документы?

В начале 1918 года практически во всех селах Михайловской волости Славгородского были созданы Советы, но их существование продолжалась недолго. В Сибири власть вскоре захватил Колчак. Таким образом, практически весь 1918 и 1919 года в волости хозяйничали колчаковцы, недовольство крестьян которыми вылилось в известное восстание с центром в селе Волчиха под руководством Ефима Мамонтова, спровоцированное массовой мобилизацией крестьян в армию Колчака.
Советская власть в это время продолжала придерживаться лозунгов поддержки крестьянства – например, «землю крестьянам» и других. В известном историкам «Приказе №5», Постановлении Сибревкома «О порядке частной торговли», от 23 сентября 1919 г., объявляется:
«Воспрещается закрытие базаров и базарных площадей. Крестьянам разрешается свободная и беспрепятственная на базарных площадях продажа сельскохозяйственных продуктов. Разрешается производителям свободно продавать предметы кустарного промысла…»
По окончании боевых действий с колчаковцами партизанские части Мамонтова, в которых было много жителей Михайловской волости, моего родного села Ракиты, перешли частично в регулярную Красную Армию, часть были распущены по домам. (Сам Е.Мамонтов в декабре 1919 года был зачислен на должность помощника инспектора пехоты 5 армии, его армейский опыт – старший унтер-офицер, дважды георгиевский кавалер).
Казалось, началась мирная жизнь для крестьян.
Но уже в мае 1920 года Сиббюро ЦК РКП(б) на своем заседании рассматривает «Продовольственный вопрос в Сибири, и в частности в Алтайской губернии». (выписка из протокола № 38 заседания Сиббюро ЦК РКП(б), г. Омск З мая).: «Необходимо усилить партийными работниками губпродотделы и организовать продотряды по усилению ссыпки хлеба. Что же касается Алтайской губернии, то там особенно необходимо обратить внимание…».
Выписка из протокола № 40 того же органа, 11 мая 1920 г.:
«Положение с заготовками неудовлетворительно… Причина [в том, что] Славгород и Алтайская губерния — партизанские районы…Партийных сил было кинуто… много, и пока мы не кинем в хлебные места вооруженной силы — хлеба от кулаков не выкачаешь. Очень хорошее действие производит вооруженная сила».
В телеграмме Сибревкома всем губернским ревкомам, продкомам говорится: «В порядке боевого приказа губпродкомиссару предлагается закончить выполнение хлебной разверстки к 1 августа 1920 года».
В директиве Сибпродкома от 29 мая 1920 года указано: «…крестьянство под разными предлогами стремиться уклонится от выполнения хлебофуражных разверсток…предлагаю встать на путь…принуждения населения к выполнению разверсток силой государственного воздействия. Проведите разверстку крупы, гороха, масличных семян». «Произведите внезапные обыски… реквизируйте и даже конфискуйте все… в случае обнаружения скрытых запасов…».
В конечном итоге в середине двадцатого года властью были созданы заготовительные отряды численностью в 100 человек на каждые три волости для изъятия излишков хлеба.
В докладной записке председателя Сибпродкома в начале июня 1920 года уже упоминается, что «в Алтайской губернии вспыхивают отдельные выступления партизан».
Фактически крестьян к восстанию подталкивала своими действиями сама власть.
В протоколе № 57 заседания Сиббюро от 9 июля 1920 г. отмечается по Алтайской губернии: «Отношение крестьян к нам недоброжелательное и даже враждебное. Вызвано это главным образом тем, что мы у крестьян берем все, а им ничего не даем». Как видим оценка напряженного положения и причины возникновение его представители власти четко формулировали.
Восстание было неизбежно и оно началось.
В телеграмме председателя Сибревкома В.И.Ленину в середине июля 1920 г. сообщается, «что в Алтайской, Томской губерниях происходят крестьянские беспорядки… [В] Алтайской [губернии]… движение захватило 12 волостей, … крестьяне за выполненную разверстку получают ситцу от 10 вершков до полутора аршинов, по фунту соли и коробку спичек, и все».
Таким образом, весной и в начале лета крестьяне Михайловской волости, не желая практически бесплатно отдавать единственное, что у них было для себя – продовольствие, взялись за оружие.

Так продолжалось восстание

Объединенные общим интересом защитить свою собственность восставшие крестьяне, прежде всего, выгоняли заготовительные отряды. И это властью было названо контрреволюционным восстанием. В степной Алтай перебрасываются регулярные армейские части. В докладе Председателя Алтайского Губернского ревкома еще в апреле 1920 года говорится: «Прежде всего, наметились два района (восстания – авт.), бывшие ранее повстанческими центрами: юго-восточная часть славгородского уезда, примыкающая к борам…, …бывшими партизанами созывался крестьянский съезд».
В докладной записке начальника 26-й стрелковой дивизии командующему 5-й Армии говорится: «Повстанцы организуются в кавалерийские отряды и действуют набегами на села…».
А задания продразверстки по — прежнему не выполнялись. Статистическая информация, найденная в документах той поры, следующая: к концу июня 1920 года Михайловская волость сдала 244 пуда из 142651 пуда разверстки, то есть 0,1%. Получено от Советской власти жителями Славгородского уезда до 1 июня 1920 года: 1999 пудов сахара (1/4 фунта на человека), 328857 коробков спичек (по коробке на человека), 76107 иголок (1 шт. на 3 человек), 12 молотилок, 9 борон, 86 плугов.
В этих условиях восстание находило все новых и новых сторонников. Лидеры партизан даже провели мобилизацию в свою армию, формируя все новые и новые полки.
Из переговоров по прямому проводу Омского губпродкомиссара и руководства Славгородского уезда 3 июля 1920 года: «Михайловская, Ключевская, Каипская и Покровская волости заняты бандами «черного знамени». Первое нападение и занятие произошло 3 июля на села Марзагул (нынешнее с.Михайловское), Ракиты и Боровой Фарпост (в 15 км. от села Ракиты)… в последнем был дан бой бандитами местным ячейкам, объединившимся с милицией. Результаты: ячейкам пришлось отступить. [В] некоторых селениях бандиты полностью захватили ячейки и расстреляли. В занятых селениях население встречает эти банды как избавителей, под лозунгом «Да здравствует Учредилка и свободная торговля…восстание охватывает каждую ночь около 5 волостей».
Я утверждаю, согласно этим данным, что настоящие боевые действия восставших в этой части Алтая начались с нашего села Михайловское (Марзагул).
О начавшейся настоящей боевой части восстания крестьян сообщает командир 445 батальона командиру 87 стрелковой дивизии 4 июля 1920 года: «…в селе Михайловском (Марзагул) Славгородского уезда восстание …восставшие движутся на село Ракиты».
Военком 226 полка доносит военкому 76 стрелковой дивизии 4 июля 1920 года: «…восстали волости…Марзагульская.. В восстании участвуют крестьяне от 17 до 70 лет».
Из разговора по прямому проводу со штабом 26 стрелковой дивизии: «…24 села охвачены восстанием…по собранным сведениям повстанцы сгруппировали крупные силы в следующих селах: Бастан, Марзагул, Ракиты, Исстимис, Волчиха…». Все эти села находятся на расстоянии не более 100 км. от моего родного села Ракиты.
В телеграмме Председателя Алтайского Губчека в ВЧК 9 июля 1920 года говорится:«…в Славгородском уезде восстанием объяты шесть волостей: Каипская, Михайловская, Родинская, Вознесенская, Покровская, Ключевская. Штаб отрядов, по слухам, находится в 15 верстах от с. Бастан. Опросом пленных выяснено, что в настоящее время повстанцы располагают двенадцатью крестянско-казачьими полками, силою 1200 штыков и 300 сабель каждый. Вооружение полков – пики и часть винтовок (трехлинейных и берданок), на винтовку приходится 50 патронов». Все эти волости граничили с Михайловской волостью.
Из разговора по прямому проводу члена Алтайского Губисполкама: «…прибыл из Волчихи (40 км. от моего родного села Ракиты) , 24 села охвачены восстанием. По собранным сведениям, повстанцы сгруппировали крупные силы в следующих селах: Бастан, Марзагул, Ракиты… Волчиха. Восстание носит стихийный характер. Воззвания Волчихинского штаба повстанцев: народ Сибири не выдержал гнета коммунистов. Да здравствует свобода, равенство, братство, любовь. Долой коммунистов и нет места капиталу».
Из телеграммы командира 445 –го батальона командиру бригады: …штаб восставших – село Михайловское. Восставшие имеют черные флаги с лозунгом: «Да здравствует Учредительное восстание, свободная торговля».
Из разведсводки штаба 26 стрелковой дивизии, 10 июля: «Штаб отряда восставших – д. Михайловская».
Из разведсводки 24 стрелковой дивизии, 12 июля: «Штаб отрядов, по слухам, находится в 15 верстах от села Бастан». Село Бастан находится в 30 км. от села Ракиты.
Из телеграммы командира 445-го батальона командиру 87-й бригады войск ВОХР г., Славгород, 6 июля 1920 г.: «села Каип, Ярославцев Лог, Волчиха, Усть-Волчиха, Боровой Форпост, Михайловское, Ключи, Бастан, Иркутская заняты противником, в с. Николаевка — вырезана комячейка… штаб восставших — село Михайловка».
Перечень сел охваченных восстанием как видим расширяется, но все равно эти села располагаются на расстоянии не более 100 км. от села Ракиты.
Об организационных действиях повстанцев по организации восстания говорят документы.
Так, например, в приказе начальника штаба юго-восточного фронта повстанческих войск Родинскому сельскому Совету, говорится: (с. Каип, не ранее 12 июля 1920 г).: «Сим объявляю мобилизацию. Приказываю … призвать в войска повстанческой армии солдат срока службы с 1911 года по 1922 год включительно, составить именные списки, быть всем принадлежащим мобилизации готовым к 14 июля 1920 года без прав на льготу». (РГВА. Ф. 1319. Оп. 1.Д. 183. Л. 137. Рукописная копия).
С другой стороны, в бои с восставшими вступали новые регулярные войска Красной Армии.
Из донесения командира 226-го полка командиру 76-й бригады, д. Волчиха (авт.: 40 км. от с. Ракиты) 13 июля 1920 г.:
«Доношу, [что] д. Волчиха после двухчасового боя со 2-м полком [повстанцев] занята мною… Противник понес полное поражение, потеряв свыше 600 человек зарубленными во время конной атаки и пленными 228 человек. В бою у д. Волчиха захвачен бомбомет и два воза пик, кустарных».
Крестьянские полки восставших были крайне плохо вооружены, но отчаянно сопротивлялись.
Из разведывательной сводки штаба 26-й стрелковой дивизии, 15 июля:
«Из … документов видно, что повстанческая армия делится на две группы по шесть полков каждая, одна из которых действует в районе сев.-зап. Семипалатинска, другая — сев.-зап. Волчихи. Три четверти армии вооружены винтовками, остальная часть — пиками. Часть полков имеет якобы пулеметы. Лазаретов и складов армия не имеет, довольствие производится общественным порядком за счет крестьян.
Тыл армии состоит из гарнизонов отдельных сел… с находящимися при них комендантами и районным штабом. При последних функционируют мобилизационные отделы, ведающие мобилизацией населения.
Последним приказом (№ 3) командарма всему населению, примкнувшему к повстанческому движению, приказано произвести мобилизацию родившихся в 1875 — 1902 годах, т.е. с 18 до 45 лет, причем старшие пять возрастов оставляются в местных гарнизонах. Лица непризывного возраста, имеющие оружие, обязаны сдавать таковое отправляющимся в ряды повстанческой армии. Исполнительные и правительственные органы представляют в районные штабы списки на мобилизованных своего села. Мобилизации подлежит также пятая часть крестьянских лошадей, годных к строевой службе. Лозунги: Да здравствуют свобода, равенство, братство и любовь, да здравствуют советы, долой коммуну и нет капитала».

Разгром восстания

Огромная махина государства со всей военной силой ударила по восставшим крестьянам.
Приказ № 4 помглавкома по Сибири начальнику 13-й кавалерийской дивизии, г. Омск, 14 июля 1920 г.:
«В Семипалатинском районе и в Славгородском уезде происходят вооруженные восстания крестьян… Для подавления этого восстания из Омска направлен в Славгород отряд из трех родов войск…, каковому содействуют также части 26-й дивизии. Для быстроты ликвидации восстания… приказываю Вам выступить…подробно исследуя по пути движения все села и подавляя восстание самыми решительными мерами.
Главных руководителей расстреливать на месте, с прочими, оказывающими сопротивление с оружием в руках, поступать так же…».
Регулярные войска на самом деле фактически действовали строго по приказу.
Из доклада начальника отряда особого назначения Председателю Сибревкома, г. Славгород, 14 июля 1920 г.:
«Из полученных сведений можно сделать заключение, что …повстанцы действуют группами по 200—300 человек, преимущественно в конном строю. Вооружение: пики, сабли, вилы, охотничьи ружья и редко винтовки с крайне ограниченным числом патронов. Артиллерии и пулеметов не имеют. Руководители отряда — старики, подпрапорщики японской войны, крайне неразвитые и невежественные. Главное гнездо повстанцев — Михайловское, где, очевидно, центральный их штаб. Михайловское примыкает к бору, идущему вдоль почти всего Славгородского уезда, глубиною верст 30—40. Таким образом, повстанцы имеют возможность, базируясь на бор, рассеяться и скрыться в нем от преследования. …Решительный удар наношу [по] Михайловскому конницей под своей лично командой. Пройдя бор и выгнав повстанцев оттуда, держу направление на Волчиху…»
Подавление восстания производилось со всей жестокостью гражданской войны.
Из политической сводки 226-го Петроградского полка, 14 июля 1920 г.: «13 июля нами занята д. Волчиха с боем. Бой продолжался 3,5 часа. При въезде в д. Волчиху партизаны стреляли и бросали бомбы из окон. …Потери противника убитыми точно не выяснены. Собрано трупов 660, но есть еще убитые в бору».
Из донесения командира 226-го полка командиру 76-й бригады, д. Боровой Форпост, 16 июля 1920 г.:
«Доношу, [что]…части противника — 3-й повстанческий полк и 11-й сводный особого назначения кавотряд, занимавшие д. Боровой Форпост, — отступили на д. Ракиты и Марзагул. Потери противника убитыми около 140 ч[еловек], пленными — 25 ч[еловек]».
Очень быстро регулярные войска захватили инициативу и громили крестьянские полки вооруженные пиками. По сути убивалась надежда крестьян на свободный труд на своей земле (потом в 30-х годах коллективизация прошла без восстания). Ведь во имя этого и воспротивились крестьяне. Об этом говорят воззвания, полных выпадов против коммунистов, которые «только для себя оставили свободу совести, печати, собраний и которые задавили в народе все свободное и живое и одели на него новые путы». Слово «коммунист» отрицается во всех его видах. Отрицая «коммуну», воззвания, однако, не выдвигают взамен определенной программы. Лозунг «Да здравствует Учредительное собрание и свободная торговля» уживается рядом с лозунгом «Да здравствует свобода, равенство, братство и любовь! Да здравствуют советы, долой коммуну! Нет больше капитала». Ничего определенного в дальнейшем не обещается. Неопределенность программы заставляет крестьян колебаться. Среди документов есть просьбы районных штабов в главштаб разъяснить лозунги «Нет места капиталу, долой коммуну», указать программу будущего и партию, которая руководит движением, ибо без партии нельзя управлять государством. Крестьянская масса, однако же, в общем, такими вопросами не задается, а с готовностью поддерживает движение, удовлетворяясь выкриками воззваний по поводу отмены разверсток и коммунистов.
Из политической сводки 226-го полка, 17 июля 1920 г.: «16 июля… прислана делегация из д. Ракиты от 5-го полка, который хочет сдаться целиком с командиром полка Светлаковым. Утром 17-го выступили на д. Ракиты, и по дороге стали встречаться повстанцы 5- го полка, которые шли сдаваться, но в руки сдалось только около 400 чел. На вопрос, где остальные, [они отвечают], что разбежались, потому что боятся сдаваться в руки, говорят, что вы всех рубите. Д. Ракиты была занята без боя, потому что в ней не было противника. Через некоторое время прибежал красноармеец 445-го бат[альона войск] ВОХР из д. Марзагул, который был взят в плен повстанцами, и говорит, что повстанцы отступают. Тогда мы двинулись на Марзагул. По [нашем] прибытии противник уже отступил».
Несмотря на то, что в этот раз не было восставших в деревне, красноармейцы устроили кровавые разборки. По свидетельству советского сотрудника М. Образцова, находившегося в плену у повстанцев, в Марзагуле они зарубили 159 человек, во время отступления на Лебяжье — еще 19, в Лебяжьем — 3 и в Галкино — 4 человека (см. : ЦХАФАК. Ф.п.37. Оп. 1 . Д. 28. Лл.21,22) .
Войска красной Армии в июле продолжали громить повстанцев.
Из донесения командира 226-го полка, д. Марзагул, 17 июля 1920 г.:
«Доношу, [что] вверенным мне полком…занята д. Марзагул. Противник поспешно отходит [в] западном направлении, на д. Бастан, Николаевка и Сосновка, провоцируя население, что наступающие коммунисты бьют всех поголовно. Население к этому относится доверчиво и следует вместе с бандитами. В большинстве сел совершенно отсутствует мужское население. Остались одни старики. Были случаи, что уезжали целые семейства. 5-й повстанческий полк противника разложился; сегодня большая часть его в числе 400 человек добровольно перешла на нашу сторону и направлена в д. Волчиху… Цель группы — окружить бандитов в д.д. Ащегул, Полуямки, Марзагул, Ракиты».
Из разведывательной сводки 26-й дивизии, 18 июля 1920 г.:
«Разведкой… выяснено, что 14/VII повстанцы занимали линию Каип, Полуямки, Боровой Форпост, Марзагул, д. Марзагул занимал 1- й полк, … до 1000 человек … под командой Пухова…».
Я пытался выяснить кто же возглавлял восстание?
Из донесения командира 76-й бригады, 18 июля 1920 г.:
«…главные зачинщики и организаторы повстанческой армии: начальник штаба повстанческих войск Сидоров; комендант штаба Басов; комиссар штаба Сенаторов,…из граждан села Волчихи; командир 3-го полка Жумыгин и командир 3-й роты того же полка Карп Савватеев, происходящие из жителей села Полуямского; командир 11-го сводного особого назначения отряда Иванов, житель села Марзагул (Михайловка); командир 3-го батальона Шляпин и командир 10-й роты Макаров, [первый] — житель села Полуямки и второй — житель села Каип; командир 4-го полка Падрин Димитрий и организатор Петрунин Аверьян, жители села Марзагул (Михайловка); командир 5-го полка Светлаков и организатор Гоман, жители села Волчиха; комендант села Волчиха Захаров — житель села Волчиха; командир 6-го полка Стрюк и секретарь штаба Серцов; начальник местной охраны села Ново-Кормиха Вербин — житель села Ново-Кормиха; член следственной комиссии Волчихинского районного штаба Иван Болдырев — житель села Волчиха».
Крах восстания был предопределен, ведь на подавление восстания прибыли части Красной армии укомплектованные опытными боевыми солдатами.
Из политической сводки 226-го полка,18 июля 1920г.:
«В дер. Марзагул были посланы [политработники] собрать население, [чтобы] провести митинг, но ни один крестьянин и крестьянка не пришли, говоря, что они нас соберут и перестреляют, так что [собрать] митинг и создать ревком сего числа не удалось. В д. Ракиты проведен митинг на тему «Текущий момент». Ревком создать невозможно, потому что не было подходящих граждан».
Из разведывательной сводки штаба 26-й дивизии, 21 июля 1920 г.:
«…16 и 17 июля установлен отход 3-го повстанческого полка (10 рот, 1200 пеших и 60 конных, комполка Жумыгин), 11- го кавалерийского отряда особого назначения (200 конных, начотряда — видный главарь Иванов) и … остатков 5-го повстанческого полка под командой Плотникова через д.д. Боровой Форпост, Марзагул, Соляной и далее в западном направлении. При столкновении с нашими частями противник несет большие потери убитыми и ранеными. По данным 13-й кавдивизии, повстанцы при приближении наших частей вместе со всеми жителями уходят в леса, избегая боя».
Из разведывательной сводки штаба 26-й дивизии, 23 июля 1920 г.: «Прибытие добровольно сдающихся повстанцев продолжается. По дороге из Ашегула [на] Марзагул… сдалось с оружием 250 повстанцев 3-го полка. Разбежавшиеся из отрядов одиночные повстанцы разошлись по лугам и пашням, маскируя свое участие в восстании».
Начались и разногласия межу командирами повстанцев.
Из докладной записки командующего отрядом особого назначения, 24 июля 1920 г.:
«… При подходе советских] войск с одной стороны к Марзагулу, с другой стороны — [к д.] Сосновка между повстанцами появились разногласия в действиях, каждая часть повстанцев настаивала на защите своей волости».
Из политической сводки 226-го полка, д. Марзагул, 25 июля 1920 г.:
«Настроение крестьян понемногу начинает приходить в себя. Разбежавшиеся повстанцы выходят из бора, некоторые являются, а некоторые не являются. … всех сомнительных арестовываю».
Из доклада военкома войск ВОХР, начало августа 1920 г.:
«…я вместе со своими сотрудниками выехал в с. Ащегул. (авт.: около 30 км. от села Ракиты) Обследовав деятельность этого совета и признав таковой несоответствующим, сместил его и назначил ревком….Наш политотряд прошел следующие села: Назаровка, Полуямки, Неводная, Иркутская, Николаевка, Бастан, Михайловская (Марзагул), где были смещены Советы за бездеятельность и назначены ревкомы…Крестьяне указывали, что разверстка выполнялась совершенно неправильно, не по действительному запасу хлеба, а по душам».
Отмечу знаковое замечание из вышеназванного доклада, что разверстка выполнялась по душам.
Фактически к началу августа восстание на территории района было подавлено, а некоторые остатки отрядов оказались на территории нынешнего Казахстана.
Из разведывательной сводки Семипалатинского губернского военкомата, 5 августа 1920 г.: « Мобилизация населения, объявленная штабом повстанческой армии в д.д. Ключевская, Северка, Покровская, Неводная, Иркутская, Николаевская и Бастан, успехом не закончилась ввиду энергичного преследования нашими частями и панического бегства повстанцев».
На основании анализа захваченных повстанческих документов (списков командного состава, боевых приказов и донесений, протоколов военных и делегатских совещаний) Семипалатинская губчека выявила среди взятых в плен мятежников 500 организаторов, руководителей и активистов Народной повстанческой армии. К середине октября 1920 г. предварительное следствие по 300 из 500 арестованных было проведено. К большому удивлению чекистов, среди 300 «главарей» лишь 15 – 20 человек по своему социальному положению подпадали под определение «кулак». Все же остальные оказались середняками и бедняками, большинство из которых руководство губчека сочло возможным освободить.
Таким образом, можно сказать вполне определенно, что восстание в Степном Алтае было восстанием крестьян против политики власти. Поражение Народной повстанческой армии не означает, что борьба, которую они вели, была абсолютно бесцельной и бессмысленной, что она не оказала никакого влияния на ход развития России. Утверждать так будет неверно. Восстания, происшедшие в начале 1920-х годов в Сибири, не прошли бесследно. Не сразу, а опосредованно, но они сказались на продовольственной политике большевиков. Ведь именно из Сибири — как от простых крестьян, так и от партийно-советских работников — больше всего последовало в адрес центральных органов и самого В. И. Ленина предложений о замене разверстки продналогом. И это произошло. Более пяти лет после восстания крестьянство развивалось при советской власти на основе частного землевладения. Правда, закончилось это не менее трагично — коллективизацией…

история села Ракиты — происхождение сёл — Михайловский район — Каталог статей —

Главная » Статьи » Михайловский район » происхождение сёл история села Ракиты Д. И. Тулинский
История села Ракиты

Если бы мы возвратились сет на сто пятьдесят назад и окинули взглядом местность, где ныне находится село Ракиты, то увидели бы: на юге стена темного леса, на севере — бескрайняя степь, лес, не видевший пожара, и степь, не видевшая плуга. Возле леса находилось озеро, вокруг которого росли камыши, плавала дичь. Вокруг этого озера и на кромке леса росли кусты красного ракитника.
На севере, примерно в километре от этого озера, находилось еще одно, но поменьше. Это озеро имело округлую форму, вдоль берега росли камыши. Вода в озере была чистой, пригодной для питья, так как рядом с озером находился родник. На север, на запад и на восток от этого озера простирались ложки (низменные места). На юг от озера, в лесу, простиралась бескрайняя степь (ныне солянская). По этой степи кочевали казахи, которые пасли скот. Свои юрты они ставили вокруг озера. И это место называли Кызыктал, в переводе на русский язык – красные ракиты.
Весной 1890 года на месте нынешних Ракитов появились первые переселенцы из европейской части России. Ими были: Бредихин Николай, Советов Алексей, Разин Сергей, Петрейкин Анисим.
Местность им понравилась: степь, рядом лес, озера. С одной стороны, село Михайловка (в те времена это вело называлось Марзагул от казахского Мирсакуль), с другой стороны – Бор-форпост. Десятого апреля 1890 года они приняли решение остаться здесь на постоянное место жительства. Были поставлены четыре землянки. Весной того же года приехали еще черыре сетьи: Кутавой Потап Александрорвич, Леонтьев Василий Петрович, Ворошилов Иван Степанович, Табанакин Д. Так же как и первые переселенцы, они поселились в землянках.
Перезимовав таким образом две зимы, весной 1892 года все переселенцы стали готовиться к оседлой жизни. Прежде всего, каждый из них выбрал себе место под строительство дома, под двор и огород (избы строили из соснового леса). С этого года началось массовое заселение этого места переселенцами. Они ехали из Курской, Самарской, Орловской губерний. Крестьяне, приехавшие в Ракиты, расселялись от уже наметившегося центра, дальше по пойменным местам, т.е. вдоль ложков (низменных мест). Там брали землю под огороды, а избы ставили на сухом месте. Крестьяне-переселенцы привезли с собой новый сорт пшеницы – Белотурка. Это была высокая, с крупным колосом пшеница, заменившая ту, которая была на Алтае, низкорослую и малопригодную.
Во второй половине девяностых годов в селе образуется местная власть. В центре села поставили небольшой домик, который назывался сборней (ныне сельский совет). Там находились староста села, писарь, посыльный.
Церковь в селе начали строить в 1896 году. Основное строительство продолжалось 6 лет. В 1901 году на Ильин день была открыта. Поэтому ее назвали Пророко-Ильинская. В те годы в селе старостой церкви был Подлевский Андрей Никитович, который ездил по деревням и собирал деньги на строительство церкви. У него на груди висела железная кружка с крышкой, опечатанная печатью. В эту кружку люди бросали деньги.
На строительство церкви готовили самый лучший лес. Заготовка леса шла весной, когда начиналось сокодвижение дерева, чтобы лес прошел стадию самопросмоления. Церковь строила бригада в 8-12 человек, строительство велось точно с запада на восток.
Первым священником был Евгений Михайлович Астаньев. Главный колокол церкви весил 61 пуд (976 кг). Высота церкви достигала 30 м, длина 30-35 метров.
В церкви было три парадных входа – с севера, запада, юга. На западной стороне была колокольня с большим крестом наверху. С восточной стороны – большой купол, а по бокам еще четыре, на вершине каждого из них находился крест. Церковь была покрыта железом, а снаружи обнесена тесом и покрашена в белый цвет.
Развивается торговля, появляются частные лавки и ларьки. Владельцами таких лавок были: Сесаров, Белоусов, Павлинкин, Васильев, Котельников. В лавках продавали все, кто что мог. После революции все владельцы частных магазинов были раскулачены и все имущество перешло в руки Советской власти.
Для России 1904 год является годом начала войны с Японией. Не прошло это событие мимо жителей нашего села. В этот же год на фронт ушли: Петрушенко И. С., Большаков Егор, Свирин, Гутников Афанасий, Баев Андрей, Фисенко И., Кутавой Лаврентий, Савицкий Григорий
Баев Андрей пришел с войны полным кавалером Георгия. Зубец Леонтий находился в плену у японцев.
Год 1910. Продолжается расслоение крестьянства на богатых, середняков и бедных. Богатые люди держали по 6-8 лошадей, столько же коров, а к 1917 году имели уже до 17 лошадей и 17 коров, земли до 50 десятин. Середняк имел 3-5 лошадей, 3-5 коров, земли до 25 десятин. Бедняк имел лишь одну лошадь, одну корову и земли до 10 десятин, а некоторые не имели и этого. В это время в селе организуется сукновальное производство. Владельцами сукновалок были Макаренко Елистрат и Третьяков Д. М. Из самодельного сукна шили различную одежду: халаты, зипуны. Наряду с сукновальным, развивается кожевенное производство. Владельцами кожевенных заводов были: Абрамов Роман Иванович, Перелянов, Ермаков. На этих заводах выделывали кожи, из которых шили шубы, тулупы, сбрую для лошадей. Хорошо налаженным было мукомольное производство. В селе было 16 ветряных мельниц. Маслобойки держали Щербинины, Леонтьев В. П. В селе валяли валенки, шили сапоги. Было налажено производство кирпича. Владельцем кирпичного завода был Бородатов. В лесу находились примитивные заводы по выгонке смолы, которая применялась для смоления колес, заводы для выжигания древесного угля для кузниц.
Весной крестьяне уезжали на пашню. Полевой стан единоличника выглядел так: в центре надела вырыта землянка, рядом с ней навес – место для коней, здесь же находился сельскохозяйственный инвентарь, неподалеку была вырыта большая яма под снег, которую закрывали соломой. Таявший снег использовали сетом в качестве питьевой воды для скота и для себя.
Летом, недели две-три, крестьяне были заняты покосом, который начинали на Петров день. Во время уборки хлеба пшеницу косили серпами, литовками, самосбросками, вязали снопы и клали в кресты, а после просушки в скирды. Потом начинали молотить хлеб. У каждого было свое гумно (ток). Молотили цепями, катками, телегами, конями. Солому убирали и складывали в скирды. Зерно сгребали в кучу и начинали веять. Средний крестьянин намолачивал по 80-100 пудов.
В начале XX в. в Ракитах работали две школы: казенная (или министерская) и церковно-приходская. Учителями были: Кутищев, Белосельский, Балясников. В церковно-приходской школе сидели вместе три класса, только по рядам. После, в казенной школе работали: Судомойкина и Мурзинцева, имеющие образование 7 классов.
в 1950 году восточную школу перевезли в центр и поставили в 15 метрах от центральной. Потом два этих здания соединили коридором. В 1958 году впервые были выпущены ученики, закончившие десятилетку. В 1971 году было построено новое, трехэтажное здание школы, рассчитанное на 960 человек.
Сегодня Ракиты – большое село с населением более 1840 человек, с высокоразвитым сельскохозяйственным производством. 1 2 3 4 5Категория: происхождение сёл | Добавил: Админ (07.05.2012) | Автор: Д. И. Тулинский Просмотров: 4434 | Комментарии: 4 | Теги: с. Ракиты, Школа | Рейтинг: 3.8 /6
[ Сообщить об ошибке в материале ] Всего комментариев: 4 Порядок вывода комментариев: По умолчанию Сначала новые Сначала старые 0Спам 1 simonne • 18:29, 13.01.2017 спасибо автору за интересную информацию.
а есть еще что нибуть про Ракиты с тех времен?
и автор пишет фамилии учителей. а есть ли информация об учителе Толочко Афанасий Лукьянович? Насколько я знаю, он в 1937 преподавал уже. Ответить 0 2 Админ • 21:15, 13.01.2017 Здравствуйте. спасибо за комментарий. я бы сам хотел бы по больше информации. но увы таковой нет. Приглашал людей помочь в информационном вопросе но таких нет. Ответить 0Спам 3 simonne • 15:36, 16.01.2017 А есть какие либо архивы в Ракитах или Михайловке, куда можно обратиться в поисках информации?
от куда автор статьи взял инфо про Ракиты? Ответить 0 4 Админ • 18:02, 16.01.2017 Здравствуйте. Да думаю архив есть в с. Михайловское. Но у меня нет возможности попасть туда в рабочее время.
Инфа взята из книги которая написана нашей районной библиотекой.
Для поиска большей информации нужно очень много времени, которого у меня нет. Ответить Войдите: Отправить

из древнего прошлого… — Михайловский район — Каталог статей —

Михайловский район отмечен космосом Фантастика: почему наш район выбран метеоритами? из древнего прошлого… | Просмотров: 1636 | Author: Николай Ласточкин | Добавил: Коля | Дата: 08.10.2012 | Комментарии (0)
Земля Михайловская: вехи древней истории. О раскопах древних курганов на территории района из древнего прошлого…